ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

"Джоконда" в Киеве

Минувший оперный сезон в Национальной опере Украины ознаменовался двумя возобновлениями ("Ромео и Джульетта" Гуно и "Катерина Измайлова" Шостаковича) и лишь одной "полноценной" премьерой - совместным украинско-итальянским проектом, "Джокондой" Понкиелли. Автор этих строк посетил второй премьерный спектакль этой оперы, которым (не считая Гала-концерта) театр закрывал свой 136-ой сезон.

Сам выбор произведения долго вызывал споры и опасения: ведь вместо планировавшейся постановки "Дон Карлоса" Верди решено было ставить достаточно редкую "Джоконду". Зато подготовка к премьере была основательной: Был приглашён итальянский режиссёр Марио Корради (который в минушем году поставил имевшую большой успех "Турандот"), художник Мария Левитская отправилась в двухнедельную командировку в Венецию, а театр обзавёлся модным нынче табло для субтитров на украинском языке - именно это обстоятельство, кстати, и сыграло свою злую шутку с постановщиками.

Что же поставил итальянский гость? Корради, по большому счёту, полностью повторил постановку "Джоконды" в Венской государственной опере (существует видеозапись этого спектакля с Пласидо Доминго, Эвой Мартон, Маттео Манунгуэрой, Куртом Ридлем, Людмилой Семенчук и Маргаритой Лиловой, сделанная в 1986 году). И хотя разницы в мизансценах с этой постановкой практически нет, появилось ощущение, что певцы понимают о чём поют и хорошо чувствуют характеры своих героев. А вот те места, которые были измененены, сразу бросались в глаза, причём благодаря… табло с субтитрами, о котором я упомянул. Самый показательный пример: во втором акте Джоконда появляется на встречу с Лаурой в платье и шляпке, так же одета и жена Альвизе. Возникает вопрос - почему Лаура сразу не узнала Джоконду (вот последние слова Лауры в этом акте: "Скажи мне, кто ты?")? Видимо, память отшибло любовью. Но это ещё не всё: в апофеозе сцены ревности Джоконда кричит: "Пощады нет! Этим вот кинжалом…". Каким кинжалом? В руках у Джоконды в этот момент НИЧЕГО НЕТ!!! Но галлюцинации зрителей продолжаются. Сразу после молитвы жены герцога её соперница поёт следующее "Как! У тебя эти чётки?!" (момент, когда память отшибло уже Джоконде: она также должна была легко узнать Лауру - шляпки-то одинакового покроя и лицо там отлично видно, поверьте!) и добавляет: "Исчезни, маску возьми. Пусть она тебя спрячет", при этом соперницы обмениваются всё теми же (наверное, волшебными) шляпками!..
Много вопросов оставил знаменитый балетный номер "Танец часов". В нём участвовали четыре солиста, изображавших Лауру, Энцо, Альвизе и… Джоконду! Однако по либретто именно Джоконда пытается всем открыть глаза на то, каким жестоким негодяем был Альвизе. Зачем же себя подставлять? Но не буду утомлять читателей.
Зачем нужна была командировка в Венецию художнику Марии Левитской, если действие было перенесено (или мне так показалось?) из XVII века в девятнадцатое, если не двадцатое столетие? Хотя надо сказать, что точно определить время действия в спектакле по архитектурным деталям или костюмам - занятие неблагодарное. Но обо всём по порядку.

Художник решила использовать оргомные зеркала на заднике и вверху - новинка для украинской сцены. В результате постоянно казалось, что на сцене слишком мало места и чересчур много людей. Красотой большая часть оформления не блистала, просто "смотреть и наслаждаться" было нечем. Было, правда, исключение - "труп" Лауры хорошо смотрелся в зеркалах - но это стало единственным исключением...

Действие оперы начинается на площади Дворца Дожей. Что-то ни Дворца, ни Лестницы гигантов, ни собора Св. Марка в глубине сцены я не приметил… Может, к окулисту обратиться? Зато все видели, как после знаменитой арии ("O monumento!", к исполнению которой мы ещё вернёмся), Варнава, вытягивая руку из Львиной пасти (кстати, давшей название первому акту), сумел оторвать и уронить эту самую пасть!

Во втором акте конечно, был корабль, парусник (правда, довольно миниатюрный), обращённый носом к зрителям, а посему в кульминационном моменте блаженства Энцо и Лаура там стояли точь в точь, как герои фильма "Титаник".

А что же костюмы? Здесь дело ещё хуже. Покрой и фасон платьев, в которые одели героинь, был явно взят в XIX веке. Причём платья Джоконды и Лауры во втором акте (те самые, к которым прилагались "волшебные" шляпки) были совершенно одинаковы, отличаясь лишь цветом. Видимо, герцог состояние пропил… А на балу у герцога Бадоэро у хора были платья как с открытыми плечами, так и с закрытыми - не думаю, что мода того времени могла допустить такую вольность. Видимо, некоторые дамы одевались в начале века, а другие - в конце. Матросы были обмундированы примерно так же, как верные воины Военно-морского флота СССР. Костюм Альвизе в первом акте напоминал немецких генералов времён Первой мировой войны, его стража - полицейских того же исторического периода. А в третьем акте, как только открылся занавес, мы увидели… Сталина! Да-да: белый китель, красные брюки, седая голова и усы, насупленные брови. Другой ассоциации просто не возникло. Варнава же всё время (в том числе и на балу) ходил в одном сером фраке.
Странным показался костюм Священника: он был скорее монашеским, а именно тем, в который одет Патер Лоренцо из упомянутой постановки "Ромео и Джульетты" нашего театра. Костюмы артистов балета в танце часов мне показались неудобными; кроме того, они скрывали ноги аристок балета. Правда, надо сказать, что белый костюм Лауры в третьем акте смотрелся великолепно и радовал глаз.

Дирижёр Владимир Кожухарь, который бессменно ставит премьеры в главном театре Украины вот уже который сезон, несколько отошёл от привычных ему fortissimi и глушения солистов "медью". Или это лишь на пару спектаклей? Оркестр играл сбалансированно, темпы дирижёра были умеренными, зрители сполна могли насладиться красотой партитуры. Претензий к оркестру и дирижёру почти нет, хотя в некоторых моментах проскакивали рецидивы: оркестр, "подначиваемый" маэстро, безжалостно глушил солистов. Отдельно стоит отметить хорошую работу хора во главе со Львом Венедиктовым. Хор много двигался (в этом заслуга и режиссёра) и был вполне адекватно вовлечён в сценическое действие и атмосферу спектакля.

В этой опере есть два балетных номера. Оба сделаны хорошо, но "Танец часов" также основан на постановке из Вены, что собственно говоря, логично. Виктора Яременко скорее можно поблагодарить за работу, чем критиковать. Единственный момент с присутсвием в "Танце часов" Джоконды мы уже обсудили. Безусловно, в этом вина режиссёра. Это же всё-таки опера и сюжет оперы должен был указать именно наш итальянский гость. Кордебалет танцевал неплохо, а солисты - просто хорошо, особенно выделялся Александр Шаповал - в отличие от остальных, он показал не только прекрасный танец, но и достойную актёрскую игру.

Теперь - о вокале. Заглавную партию исполнила наша звезда Татьяна Анисимова, приглашённая, как говорят, петь заглавную партию в "Катерине Измайловой" Шостаковича в премьерных спектаклях новой постановки московского Большого театра. В партии Джоконды вновь проявилась старая "болезнь" певицы: неспособность к исполнению piano, Анисимова была не в состоянии совладать со своим громогласным голосом. Тем не менее, партия была исполнена на высоком уровне (для Киевской оперы, наверное, наивысшем), достаточно убедительно сыграна, а мощи голоса хватило для того чтобы "накрыть сверху" fortissimo tutti оркестра, хора и солистов (кстати, Кожухарь именно в этот момент, наверное, всмонил о том что ""меди" много не бывает") в третьем акте. Это было шикарно! И хотя знаменитая ария "Suicido" спета была хорошо, лучшим, по-моему, у Татьяны был второй акт, где Джоконда страшна, коварна и в то же время терзается безумной любовью. После спектакля именно Анисимовой достались самые бурные и продолжительные овации, как и положено примадонне.

Великолепно во всех отношениях исполнила партию Слепой опытная Людмила Юрченко. Хорошая техника, голос, который как нельзя лучше подходит для исполнения партии, знание специфики музыки, великолепное владение нотым материалом, жизнь на сцене (именно так), вот что характеризует исполнение партии матери Джононды этой певицей. И украшением спектакля стала знаменитая ария "Voci di donna". Не покривлю душой сказав, что лучшей на сцене была она, однако партия маленькая, потому и лавры первенства по праву принадлежат сопрано. Можно лишь поблагодарить и насладиться её трудом. "Брава!" громко кричали ей зрители на поклонах!

Вполне пристойно спела и сыграла партию Лауры Анжелина Швачка. Ей, кстати, больше других шли костюмы, особенно упоминавшийся уже вечерний наряд из 3-го акта. Образ возлюбленной и влюблённой был решён Анжелиной несколько прямолинейно, но смотреть и слушать её было скорее приятно. Однако и своя "ложка дёгтя" в её исполнении была - это верхние ноты. Особенно плохо вышел финал известной арии "Stella del Marinar!". Остаётся добавить, что Анжелина Швачка единственная из исполнителей, кто не пел в первом спектакле, где эту партию исполнила Татьяна Пиминова.

Любимец женской публики - тенор, в данном случае - Дмитрий Попов, решил петь своего Энцо "нераспетым" аж до 3-го акта. Вот когда он всем сообщил, что он и есть Энцо Гримальдо, тогда только Попов начал петь красиво, звучно, технично, чем и украсил четвёртый акт. Ну, а первые два акта, в том числе знаменитая ария "Cielo e mar!", были нелёгким испытанием для слуха зрителей. Естественно, в таких условиях об известном вставном "си", украшении той самой арии - по крайне мере, в исполнениии настоящих мастеров - речь и не шла. К положительным сторонам следует отнести неплохо скопированный у Пласидо Доминго образ, молодость солиста и его внешний вид (женщины всегда в восторге от таких героев). Лично для меня остаётся тайной за семью печатями ответ на вопрос: за какие заслуги этот молодой человек весной получил звание заслуженного артиста Украины? - но этот вопрос уже выходит за рамки данной статьи...

Бас Сергей Магера в этот вечер не смог порадовать зрителей. Весь спектакль он скорее отбывал повинность, чем играл роль. Да и пел он заметно хуже обычного. Главная ария герцога Альвизе ("Si, morir ella de'!") стала скорее испытанием слуха, в плане эмоциональном совершенно не трогая публику.

Ну, а главным испытанием для пришедших на спектакль стал баритон Игорь Мокренко, лишь изредка "попадавший" в нужные ноты - при том, что голос певца в принципе абсолютно бестембровой окраски. Варнава мучил весь спектакль не только других героев оперы, но и зрителей. А его "феноменальное" исполнение "O Monumento!" просто отправило меня в "нокдаун"! Заслугой певца является лишь огромное старание (он всё же новичок в театре) и хорошее знание партии, а также вызубривание "игрового" материала - но, Господи, как этого было мало. Короче говоря, - научится петь, будет терпимо. Вот только лет ему много, боюсь пенсия придёт скорей вокального мастерства.

Василий Колибабюк, Дмитрий Кузьмин и Сергей Ковнир своими маленькими партиями хоть и не укралиси спектакль, но и не испортили. Следует поставить им это в заслугу, особенно очень молодым Кузьмину и Ковниру.

P.S. Не думаю, что найдётся много желающих пойти во второй раз на эту оперу в наш театр, хотя исполнение и не было "уголовным". А в третий раз - ну, разве что единицы. В то время, как на "Турандот" многие приходили ещё и ещё, приводили знакомых. Лично меня сподвигнет на повторное посещение "Джоконды" лишь новая исполнительница заглавной партии. Всё же запись с Каллас и Каппуччили, которую можно спокойно послушать дома, как-то лучше...

© Владимир МИЛОВАНОВ, 2004.
 

 

Публикация: 29-08-2004
Просмотров: 2128
Категория: Рецензии
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.