ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Набукко: Хор одной цивилизации

Опера "Набукко" Джузеппе Верди вопреки всему остается живой и прекрасной с самого рождения 9 марта 1842 года в Ла Скала. Вклад в создание легенды внес и сам Верди: история о том, как упавшее либретто открылось именно на "Va pensiero" - лишь часть мифа, который вернулся на сцену Королевского театра Пармы в дни Вердиевского фестиваля 2003 года, став событием высочайшего уровня. 

Страстное, но уравновешенное звучание оркестра Королевского театра оставляла ощущение, что музыканты играют "Набукко" по памяти (то же самое многие испытывали от симфоний Бетховена в исполнении Берлинского филармонического). Этот оркестр обладает исполнительскими качествами, независимыми от дирижера, которому, однако же, достается нелегкая задача раскрытия всего потенциала коллектива. Опытный Бруно Бартолетти испытание выдержал.

В качестве постановщика был приглашен Шарль Рубо, который вместе с Изабель Партио (сценография) и Катей Дюфло (костюмы) создал изысканную и ясную mise en scene, достойную высокого уровня события. Средний Восток "Набукко" - это земля писаний: древнееврейских из Библии и ассирийской клинописи, и Рубо позволил словам доминировать на сцене. Например, храм Израиля - это огромный черный зал, где на стенах золотом написаны библейские стихи на древнееврейском языке, в то время как Вавилонское царство изображено чередованием театральных кулис и легких занавесей, красных, как кровь или закат, с золотой клинописью. Божественная неизменность и надежность израильского храма противопоставлена эфемерности и театральной изменчивости ассиро-вавилонской власти и идолопоклонству. Смысл этого решения полностью раскрывается в сцене проклятия Навуходоносора, который, празднуя триумф над поверженным народом Сиона, провозглашает себя богом, и в результате падает под гневом Яхве. Его поражает не ураган "спецэффектов", а один простой и емкий библейский стих, словно скала, обрушившийся ему на голову, приводя к разорению и безумию, от которых его освободит только покорение Богу Израиля.

В этой постановке слово живет на сцене в двух плоскостях: иного и человеческого миров. Подобное явное присутствие написанного слова в оперной постановке нам приходилось видеть только в "Лоэнгрине" Maggio Musicale Fiorentino 1999 года в постановке Луки Ронкони. Там тоже, благодаря великолепной интуиции режиссера, слово (теперь уже либретто Вагнера) вплеталось в сценографию, проецируясь на занавеси и стены и создавая потрясающий символический эффект.

После оркестра, хора, дирижера и режиссера "пятый элемент" - это певцы. Даже если бы в "Набукко" главная роль принадлежала хору евреев, нельзя назвать второстепенными противостояние тирана и священника, обман рабыни, захватившей царский трон и отрекшейся от отца, а покаяние, обращение и подчинение божественной власти всегда остаются драматургическими и музыкальными основами оперы.

Баритон Лео Нуччи замечательно сыграл правителя Вавилона, роль, которая требует, помимо певческих, еще и незаурядных актерских качеств. Певец не разочаровал ни в первом, ни во втором. Одна маленькая деталь - плод режиссерской интуиции - поразила во время арии обращения и прощения, предшествующей возвращению к власти (IV акт: "Dio di Giuda! l'ara e il tempio/ A te sacri sorgeranno..."): Набукко появляется на сцене в разноцветном колпаке, почти как у Арлекина. Раздавленный Божьим гневом, лишенный трона Абигаиль, которая впоследствии оказывается рабыней, персонаж из царя превращается в шута, достойного мантии короля Лира. Актер-певец блестяще сыграл гениального безумца, наделив свой персонаж всеми необходимыми свойствами. Режиссерский выбор заставляет вспомнить об одном драматургическом направлении, которое завершится Риголетто: правители, отцы, лишенные самого дорогого, цари и шуты, балансирующие между властью и безумием, силой и бессилием, заново переживают свои страдания в операх Верди.

Абигаиль Сузанны Невес обладает незаурядными вокальными достоинствами, однако не слишком убедительна в острых сценах, недостаточно передает оттенки, которые драматургия требует от "Anch'io dischiuso un giorno" (II акт, первая сцена), где необходим "патетический" эффект. Интересно, что Абигаиль - единственный персонаж женского пола, облаченный в платье с широким шлейфом, напоминающим о тщеславном семнадцатом столетии и спорах о длине одеяний примадонн, знаке иерархической значимости роли. Ферруччо Фурланетто придает Первосвященнику евреев Захарии (бас) необходимый вес и характер. Вспомним, что Псалмы Давида часто предваряются словами "начальнику хора", после чего следует указание о музыке.

Никола Росси Джордано (Измаеле) и Глория Скальки (Фенена), двое влюбленных, находящиеся в разных лагерях, достойно исполнили свои роли, пусть и не главные в опере, целиком посвященной Богу. Хороши были и остальные: Энрико Турко (жрец), Розарио Ла Спина (Абдалло), Сабрина Модена (Анна), чей голос иногда выделялся в ансамблях.

Однако, "Набукко" - это прежде всего хор, многоголосие. Знаменитый "Va' pensiero..." - редкий момент слияния публики и сцены, артистов и зрителей, момент невероятной гармонии музыки, драматургии и общества. В Парме обнаруживается вся тайная природа этой славнейшей из оперных страниц: это хор общества, которое познавало себя в театре, слушало (и сейчас слушает) свой голос со сцены, это память об общине, которая соблюдала свои обычаи на сцене, галерке и в фойе. Не будем забывать, что театр, прежде всего оперный, но также и драматический, в восемнадцатом веке был одним из важнейших факторов формирования итальянского общества, чего сейчас, к сожалению, уже нет. В постановке есть указание на эту связь: сначала несколько хористов встают со своих мест (среди них - некто очень напоминающий Иисуса Пазолини), переглядываются, наконец, медленно на крещендо продвигаются к авансцене.
Парма - город, неотделимый от своего хора и оркестра, своего театра и своей высокоразвитой цивилизации.

Не обошлось и без биса, который лишь усилил первое неповторимое впечатление. Хор "Набукко" этой великолепной постановки был хором цивилизации… театральной.

© Джанни Чикали 
© Перевод - Мария Козлова 
При перепечатке просьба ссылаться на источник и ставить авторов сайта в известность.
При перепечатке просьба ссылаться на источник и ставить создателей сайта в известность. Материал был опубликован в петербургском еженедельнике "Город".

Высококачественная и поистине изумительная итальянская мебель всегда ценилась во многих странах мира. Если и вы хотите оформить ваш дом с надлежащим шиком и красотой, вам предлагается итальянская мебель галерея, где вы сможете найти именно то, что давно искали. Огромный выбор, отличное качество и широкий диапазон стоимости изделий приятно вас порадуют. Посетите наш сайт уже сейчас, чтобы легко и удобно подобрать мебель для воплощения ваших идей.

Публикация: 28-08-2003
Просмотров: 1905
Категория: Рецензии
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.