ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Русская ярость в царстве "Отелло"

Энтони Томмазини, "Нью-Йорк Таймс", 12 марта 2003 года. 

Предполагается, что начало оперы Верди "Отелло", рисующее свирепый шторм, обрушивающийся на порт Кипра, должно приводить в ужас. И это было действительно ужасающе вечером в понедельник, когда дирижёр Валерий Гергиев начал первый "Отелло" нынешнего сезона в Метрополитен Опeра, данный в реалистической постановке Элии Мошински 1994 года.
Однако во многом этот ужас исходил от трепета оркестра, в то время, как одержимый мистер Гергиев неумолимо гнал темпы, добиваясь от музыкантов максимального и бешеного звучания. Ещё этот ужас исходил от не на шутку обеспокоенных лиц хористов: им надо бы изображать киприотских граждан, с тревогой наблюдающих за кораблём Отелло в бурном море, но на деле они были встревожены только одним - удастся ли им вступить и продержаться вместе с их, по-видимому, не на шутку одержимым дирижёром?

По всем параметрам мистер Гергиев - музыкант, работающий за счёт мощных инстинктов и интуиции. Но его уникальной, идиосинкратической дирижёрской технике следовать очень нелегко. Когда он работает с коллективами, привыкшими к его манере - особенно его оперой и балетом имени Кирова в Санкт-Петербурге - то он способен на поразительные выступления. Однако он является главным приглашённым дирижёром в Мет с 1997 года, и хор и оркестр компании всё ещё не привыкли к его странным манерам. Стоит помнить при этом, что за долгое время они привыкли к Джимми Ливайну, чья дирижёрская техника просто безупречна.
В состав вошли два "столпа", что подпирают Киров-оперу: могучий тенор Владимир Галузин в роли Отелло и обладающий грудным баритоном Николай Путилин - Яго. Во времена, когда знатоки оперы всерьёз обеспокоены, что характерные вокальные национальные черты смешались в неопределённое интернациональное сходство, упомянутое обстоятельство сулило "Отелло" с ярким русским "штампом".
Может быть, спектакль и отличался русскими корнями, но был разочаровывающе неровным. Невозможно, поместив Гергиева в оркестровую яму, не получить хоть немного яркого музицирования. Он передавал яростные, опасные и взрывные настроения сочинения; в спокойные моменты он выявлял внутренние голоса и необычную тембровую окраску партитуры.
Время от времени были и ещё восхитительные моменты в спектакле, которому, по большому счёту не хватало чувства целого и чувства формы.

Неровность и непостоянство были "фирменным знаком" Отелло мистера Галузина. Он обладает удивительо мощным голосом с типичным для русских лёгким посылом "в нос"; но голос этот постоянно пытался выйти из-под контроля. Его волнующее "Esultate!" прогремело на весь театр, в каждом уголке. Но его фразы легато были неровны и прерывисты. А где было внушительное достоинство, которое должен бы иметь увенчанный славой воитель? На сцене его Отелло непрерывно подёргивался, постоянно на грани эпилептического припадка, который, в конце концов, и случается с ним в финале третьего акта. Хотя миcтер Путилин тоже имеет здоровый голос, ему удалось принести в образ Яго больше лирицизма - хотя он был очень "негнущийся, деревянный" Яго и его вокал, подобно Галузину, выглядел на пределе возможностей и вызывал ощущение неудобства.
Дездемону пела уроженка Канады, сопрано Кэлин Эсперан. В этот вечер она выглядела одарённой певицей, пытающейся справиться с техническими проблемами. Основными качествами её голоса были теплота, наполненность и привлекательный тембр. Но все её верхние ноты были неуверенными, трясущимися, и она очень форсировала все длинные ноты, результатом чего были резкость и визгливость, не согласующиеся с характером Дездемоны. Лучше всего ей удалась "Песня об иве" в четвёртом акте - и мистер Гергиев обеспечил здесь хорошую, приглушенную поддержку оркестром.
Мисс Эсперан заменила заболевшую Барбару Фриттоли, которая выйдет на сцену в третьем спектакле. Она, по идее, должна бы принести некоторый итальянский лирицизм в действующий состав. И, как это часто бывает, когда Гергиев дирижирует в Мет, следующие спектакли могут пройти более уверенно, поскольку серия "Отелло" пройдёт до 29 марта.

© Перевод Кирилла Веселаго 

Гавриил Державин – величайший поэт, который еще при жизни стал классиком и внес определенное новаторство в поэзию. Многие критики до сих пор много спорят, как такой, столь поверхностно образованный человек, смог стать человеком эпохи. Все это и многое другое вы уже сейчас сможете прочитать и узнать на нашем Интернет-ресурсе. Его биография и произведения, воспоминания и интересные факты из жизни вы найдете на нашем тематическом сайте.

Публикация: 12-03-2003
Просмотров: 2372
Категория: Рецензии
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.