ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Навек тем старцем проклят я...

С некоторым опозданием (связанным с порой летних отпусков и столь свойственными этому времени разгильдяйством и расслабленностью), спешу представить вашим светлым очам рецензии на спектакли Цюрихской оперы: "Риголетто" (премьера) и "Отелло".

…На "Риголетто" я не хаживал уже очень давно, и этому (кроме всяких житейских обстоятельств), есть и ещё одно объяснение: эта партитура настолько динамична, настолько театральна и сильна в отношении, если так можно выразиться, драматургического "драйва", что многочисленные потуги так называемых режиссёров-"модернистов", которые изо всех сил, топчась на великой музыке, стремятся выпятить свою убогую "индивидуальность", ничего, кроме омерзения, раздражения и досады, давно уже не вызывают. Конечно, был блестящий опыт Джонатана Миллера в ставшей уже хрестоматийной постановке этой оперы в English National Opera, где действие было перенесено в Чикаго тридцатых годов - но с тех пор сия идея была столько раз бездарно и пошло клонирована безымянными и бесталанными деятелями от оперной режиссуры, что оригинальная идея одного из немногих заслуживающих уважения режиссёров давно уже превратилась в клише. Даже без калькирования идей Миллера постановка "Риголетто" на оперной сцене частенько обращается в фарс - как, например, на открытии минувшего сезона в Ковент Гарден, где Риголетто (обряженному в кожаный костюм, как у солидного немецкого мотоциклиста-BMW-шника), вместо горба на спину дали в руки парочку вполне современных… костылей. Риголетто шастал по сцене, работая палками так активно, что его легко можно было принять за мастера спорта по скоростному спуску на горных лыжах. Гораздо смешнее было смотреть на бедолагу в финале, когда он с помощью всего двух рук пытался ухватить и свои спортивные палки, и мешок с телом Джильды… Впрочем, довольно о гнусностях режиссёров!

К моему огромному облегчению и колоссальному удовольствию, премьера "Риголетто" в опере Цюриха, данная 12 июля, оказалась вполне "традиционной" постановкой. Впрочем, учитывая тот факт, что музыкальным руководителем новой постановки был Нелло Санти, а исполнителем главной партии - Лео Нуччи, легко было предположить, что иначе быть просто не могло. Вообще-то, если верить театральным инсайдерам, поначалу оперу должен был ставить очередной "экстремал". Но он, рассказывают, имел неосторожность заявить, что-де сценическое действие в опере - это главное, а музыка - это "так"; "потом"… И провозгласил это не кому-то, а самому исполнителю заглавной партии - Лео Нуччи! …В общем, Лео (которому от подобного заявления просто стало плохо с сердцем), в свою очередь, объявил: "или - я, или - он!"; маэстро Санти немедленно поддержал баритона. Разумеется, тут же пригласили другого режиссёра - и бельгиец Жильбер Дефло, взяв часть уже готовых декораций и вдохновенно "слепив" недостающее из фрагментов оформления других спектаклей, сделал в высшей степени пристойную постановку, очень логичную и находящуюся в полной гармонии с музыкой, вокалом и драмой - то есть так, по сути, как и надо ставить оперу.

К некоторым постановочным моментам мы ещё обратимся чуть позже, а пока - к главному; ибо имена Санти и Нуччи сами по себе являются гарантией, уж извините за штампы, торжества музыки и праздника вокала… Отгремели приветственные овации, и маэстро Нелло Санти (как всегда, дирижирующий без партитуры) обратил свой взор на музыкантов. Великий кудесник Санти! С первых тактов интродукции, с первыми аккордами духовых жуткое ощущение подлинной драмы буквально заполнило театр…

В сценическом плане первая картина оперы представляла собой практически буквальное воплощение авторской ремарки Верди в партитуре:"Sala magnifica nel palazzo ducale con porto nel fondo che mettono ad altre sale", и т. д. - таким образом, ничто не мешало сосредоточиться на блистательном пении исполнявшего роль Герцога молодого поляка Петера Бещала - великолепного лирического тенора, которого, без сомнения (если только какой-нибудь Мефистофель не заманит на скользкую "спинтовую" дорожку), ждёт прекрасное будущее. Кстати, во втором акте он превосходно исполнил "Possente amor mi chiama" - не так уж и часто открываемую купюру, особенно - в исполнении престарелых теноров на просторах бывшего СССР… Отличием от российских постановок стала и ровность в составе ролей второго плана (как я уже писал, очень привлекательная черта почти всех цюрихских постановок). Паж - Яня Вулетич - спела свою крохотную партию вполне человеческим голосом; Графиня ди Чепрано (Роза Мария Эрнандес) в первой картине тоже пела, а не визжала на манер несмазанных петель двери дровяного сарая.

(Не могу здесь удержаться от воспоминания об одном из "Риголетто" в Киров-опере. Герцога пел молодящийся Константин Плужников, а графиню ди Чепрано - престарелая меццо. Времена на дворе стояли ещё "те", и спектакль шёл, разумеется, по-русски. Когда Плужников, в свойственной ему манере (за которую многие оркестранты, к слову, звали его "котом"), "мяукал": "Куда вы, жестокая?" - и так далее, то меццо страшным жестяным голосом скрежетала в ответ: "Успокойтесь!" Глаза же их по отношению друг к другу источали столько здоровой ненависти, что сцена куда уместнее смотрелась бы в каком-нибудь "чернушном" фильме об обитателях коммунальной кухни, нежели чем в опере "из жизни герцогского двора")…

"Честь не воротишь! Чего же волноваться?.."

Монтероне в исполнении Павла Данилюка был неплох, хотя порой почему-то и как-то совершенно неуловимо напоминал некоего дедушку из русской оперы: то ли Мельника, то ли Пимена… Зато совершенно восхитителен был Спарафучиле в исполнении Ласло Полгара. При эффектной внешности и высоком росте он выглядел настоящим "честным бандитом". В финале первого дуэта с Риголетто он, точно и легко атаковав верхнюю ноту на слове "Sparafucil", спел её на захватывающем piano - а затем, взяв мощное, подобное звучанию органа нижнее "фа", так и "унёс" его за кулисы… Так же бесподобно он пел и весь последний акт. Не подвела и сестрица бандита: румынка Кармен Опришану в роли Маддалены очень достойно исполнила и дуэт, и квартет.
Опять-таки, не могу не похвалить Жильбера Дефло: в сценах третьего акта с Маддаленой он нашёл в себе силы обойтись безо всей той пошлятины, которой ныне так активно фаршируют свои "шедевры" авангардисты от оперной режиссуры: сестрёнка Спарафучиле не заваливалась на стол, задирая юбку и широко раздвигая мощные ноги, поражённые целлюлитом (это можно было видеть в упомянутой постановке Ковент Гарден минувшего сезона); Герцог не награждал Маддалену смачными шлепками пониже поясницы и не запускал руки по локоть в складки её одежды… Смею вас заверить, от этого "старомодного пуританства" постановка абсолютно ничего не проиграла, не став в момент "нафталинной" или "несовременной"…

"Всё так хорошо, как просто не бывает на свете!" - подумает какой-нибудь сердитый читатель, и будет совершенно прав. "Слабым звеном" этой постановки оказалась Джильда в исполнении сопрано из Испании Изабель Рей.
Во-первых, девушка оказалась вовсе не колоратурной сопрано; впрочем, в этом я большой беды не вижу, ибо - на мой взгляд - Джильду с успехом может петь любое лирическое сопрано, правильно обученное и владеющее необходимой вокальной техникой. Но вот с этим-то как раз у мадам Рей наблюдался явный дефицит: она очень широко атаковала верхние ноты a piena voce, и выдавала какое-то опереточное мурлыканье вместо полноценных оперных piano. Так или иначе, она очень старалась петь ровненько и чисто, и это, в большинстве случаев, ей удавалось - хотя говорить о каком-то художественном результате здесь вряд ли возможно. Спела все положенные ноты - и слава Богу, как говорится, что не "бритвой по горлу"…

Ну, пристала приятная пора поговорить и о заглавном персонаже - точнее, о Лео Нуччи, исполнявшем партию Риголетто… Если говорить о голосе, то он поражает, в первую очередь, какой-то небывалой мощью: не "громкостью" или там неземными обертонами какими (хотя его голос богат тембрами необычайно), но именно мощью. Это трудно объяснить; но скажу, например, что по сравнению с многими другими баритонами его голос выглядит, как величественная бронзовая статуя Командора рядом с гипсовой скульптурой пионера-горниста. Голос идеально ровен во всех регистрах; он совершенно не теряет "звона" высоких нот в нижнем регистре, а "басовитости" и грудного, подлинно драматического тембра - на верхних нотах. Дикция его кристально ясна; вы отчётливо слышите каждое слово, но - о, чудо! - все фразы связаны безупречным легато, и пение Нуччи, бесспорно, являет собой образец кантилены везде, где это только необходимо (например, в последней части арии Риголетто) во всём своём совершенстве.

Само собой разумеется, что роль Риголетто была "сделана" Нуччи достаточно давно; но точно так же не подлежит сомнению, что Лео - как и всякий большой артист - не дремлет на лаврах и не следует раз и навсегда освоенным когда-то рутинным приёмам и штампам. В часто выделяемые критикой характеристики образа "Риголетто-шута" и "Риголетто-отца" Нуччи щедро добавляет ещё одну краску: это Риголетто - человек. В те минуты, когда он остаётся наедине с собой, мы, зрители, проникаемся куда глубже теми особенностями личности горбуна, что очевидно не лежат на поверхности. Так, в хрестоматийном монологе "Pari siamo" нет и следа озлобленности, мстительности или попыток, как говорится, "свалить вину" за своё уродство и сложившееся положение вещей на Бога или окружающих. Нет! В "свободные от шутовской работы" часы мы видим простого человека, исполненного страхов за себя, за своё будущее, за дочь. Он чувствует, что такому, как он - без имени, без звания - фортуна может изменить в любой момент. Сейчас судьба (в лице Герцога) благоволит ему; но - прекрасно изучив своего покровителя - Риголетто прекрасно понимает, сколь зыбко и ненадёжно его положение при дворе. Именно после "Pari siamo" становится понятно, почему Риголетто так жесток и безудержен в своих злобных выходках; это лишь своеобразный "защитный комплекс" человека, с детства страдающего от незащищённости и насмешек над своим нелепым горбом… Надо отметить, что вокальными красками Нуччи владеет в совершенстве: если в опере "I due Foscari" его голос буквально сиял благородством и аристократизмом, то в "Риголетто" Нуччи являет голос именно "маленького человека"; выходца из черни, выбившегося в "верхи" только благодаря своему врождённому уродству. Потому и поражает его суеверным страхом проклятие Монтероне; в его ужасе по поводу "Quel vecchio malediva mi" сквозит типичный суеверный страх простолюдина.

…Но наступает ответственная (а для многих баритонов - и роковая) минута, когда Риголетто приступает к исполнению своей арии "Cortigiani, vil razza dannata"… Ох, дамы и господа! Ох и ух! Поверьте, я слышал многих (и даже очень неплохих) Риголетто - но такого исполнения я не слышал никогда. Поражала не только полная свобода, с которой Лео Нуччи обратил хрестоматийную арию в исполненный необычайной выразительности монолог, при этом ни на секунду не теряя вокальной линии, не сбиваясь ни на декламацию, ни на крик. Что особо радовало в спектакле - так это, помимо всего прочего, идеальное взаимопонимание дирижёра и солиста; совершенная гармония оркестра и сцены. Нуччи подчас "вывешивал" совершенно фантастические ферматы (причём на премьере куда в большей степени, чем на генеральной репетиции, которую ваш покорный слуга тоже посетил). Но эти ферматы не входили ни в малейшее противоречие с выразительностью и внутренним драматизмом роли - посему я страшно радовался, что за дирижёрским пультом стоит выдающийся музыкант и доскональный знаток великих традиций прошлого, а не какой-нибудь "молодой-талантливый" рубака, "очищающий" партитуры от "рутинных штампов" (при этом толком не знающий ни партитуры, ни традиций, ни истории - или тех самых пресловутых штампов). Маэстро Санти тоже радовался, как дитя: когда, казалось, зал уже вот-вот рухнет от оваций после арии, дирижёр светился удивительно счастливой улыбкой и присоединялся к аплодисментам зала… Это было незабываемо!

Кто-то может сказать, что так, мол, оно и надо, и всё это у Верди в нотах написано… Охотно соглашусь - но лишь замечу, что в реальной жизни такие спектакли случаются очень и очень нечасто.

© Кирилл Веселаго, 2002.

При перепечатке просьба ссылаться на источник и ставить создателей сайта в известность.
 

Ищете хорошие и достойный подарки для ваших родных и близких людей? Тогда с нашим интернет-ресуром вам будет совершенно просто найти все необходимое. Мы собрали для вас в удобный каталог самые популярные интернет магазины подарков, в которых вы сможете найти восхитительные ювелирные украшения, изумительные сувениры, шикарные канцелярские принадлежности, книги, аудио, игры, а также различные подарочные сертификаты. Заходите уже сейчас и находите то, что придется по душе виновнику торжества.

Публикация: 18-08-2002
Просмотров: 2668
Категория: Рецензии
Комментарии: 1

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
#1 написал: Печенкина Наталия (15 февраля 2011 08:55)
Трансляция оперы по каналу "Культура" произвела такое впечатление, что захотелось поискать, чей спектакль. (слушала не сначала). Случайно попала на Ваш сайт. Хочу Вам выразить признательность за эту рецензию....