ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

В. А. Моцарт ДОН ЖУАН

В. А. Моцарт ДОН ЖУАНДон Джованни - Чезаре Сьепи

Опера в двух действиях

Либретто Л. да Понте.

Действующие лица:
Дон Джованни, развращенный молодой дворянин (баритон)
Донна Анна, благородная дама, обрученная с Доном Оттавио (сопрано)
Донна Эльвира, благородная дама из Бургоса, покинутая Доном Джованни (сопрано)
Дон Оттавио (тенор)
Лепорелло, слуга Дона Джованни (бас)
Церлина, крестьянка (сопрано)
Мазетто, жених Церлины (бас)
Командор (бас)
Крестьяне, музыканты, слуги.

Время действия: Севилья, XVII век.

Первая постановка - 29 октября 1787 года, Прага

Действие первое
Картина первая: перед домом Донны Анны

Ночь. В закутках перед домом Донны Анны томится Лепорелло, дожидаясь своего хозяина. Ему до смерти надоело и в дождь и в ветер торчать "на стреме", пока хозяин предается любовным утехам. "Эх, хотел бы я быть не слугой, а господином - и никогда больше никому не прислуживать!" - поёт он, выражая несбыточные свои надежды.
Внезапно он слышит крики, доносящиеся из дома, и поспешно прячется. На улицу выбегает Дон Джованни, пытающийся скрыть свое лицо, и Донна Анна, которая хватает его за руки и не дает уйти. На шум выходит Командор - отец Донны Анны - и, поняв сходу, что Джованни не был простым визитёром у Анны, вызывает Дона на дуэль. Джованни, сколь возможно, уклоняется от поединка: для него проткнуть престарелого пенсионера шпагой не только до ужаса легко, но и даже как-то неловко. Но Коммендаторе настроен неумолимо, и происходит неизбежное: шпага Дона Джованни пронзает его.
Сам Джованни в ужасном расстройстве; ни одна дуэль не трогала его так глубоко; его сковывает какое-то странное оцепенение. Как завороженный, смотрит он на умирающего Командора - и ему кажется, что он видит, как душа старика покидает бренное тело (Ah… gia cadde il sciagurato…) Ему вторит и Лепорелло: "Ах, какой ужас!"…
Однако Джованни быстро приходит в себя:
- Ты где, Лепорелло?!
- Я тут, мой господин. А кто помер: вы или старик?
- Что за тупица! - кричит Джованни. - Конечно, он… Но по своей собственной вине… - и Дон с Лепорелло быстро скрываются в ночи.
Донна Анна, до начала дуэли умчавшаяся за подкреплением, ещё не знает о смерти отца. Но вот она подбегает к дому с Доном Оттавио и слугами, но слишком поздно! Её взору представляется лишь мертвое тело отца. В отчаянии Донна Анна лишается чувств (разумеется, лишь на краткое время). Ее формальный жених, Дон Оттавио, пытается привести в себя несчастную, утешить ее, предлагает ускорить свадьбу и стать Донне Анне не только супругом, но и заменить ей отца. "Оставь меня, жестокий!" - рыдает Анна. ("Унесите поскорее тело!" - приказывает слугам Оттавио, продолжая слащавые речи). Но Донна Анна теперь жаждет только мести. Пока кровь отца не будет отомщена - никакой свадьбе не бывать! В ответ на эмоциональные призывы возлюбленной Дону Оттавио не остаётся ничего иного, как только поклясться покарать убийцу - хотя его сладкий тенор внушает публике (да и самой Анне) сильные на этот счёт сомнения.

Картина вторая:
Ночь. Улица. Фонарь. Аптека.
Лепорелло высказывает Дону Джованни свои опасения: ведь его хозяин пытался обесчестить (или обесчестил? - сие большая тайна моцартовской оперы есть) благородную даму и убил ее отца. Но тот уже пришел в свое обычное бодрое расположение духа и успокаивает слугу. Лепорелло даже пытается "наставить на путь истинный" своего хозяина, но на вопрос: "Шо ты сказал?!" - обещает молчать и не высказывать своих сомнений даже шёпотом.
В этот момент на темной улице появляется неизвестная дама, недавно приехавшая из Бургоса. "Смотри, какая симпатяга!" - мгновенно воспламеняется Джованни. Та же, тем временем, так расстроена, что разговаривает сама с собой (ария Ah, chi mi dice mai). Ее вероломно оставил человек, который назвал ее своей супругой, и теперь она полна решимости или вернуть его, или страшно отомстить. Бормотание дамы слышит Дон Джованни и тут же решает "успокоить" бедняжку.
- Signorina... - галантно обращается он к ней…
- Don Giovanni!.. - это ВЫ!!… - узнает кавалера Донна Эльвира - именно с ней, как назло, совсем недавно, у Джованни "было", как говорится. Не кое-что, а нечто…
Боже, какой пассаж! (как сказал бы Гоголь). Донна Эльвира тут же осыпает Дона Джованни градом упреков, надо признать, весьма основательных и высказанных в исключительно изящной форме (типа: ах ты, лукавый мошенник!) Внимательно слушающий её многочисленные претензии Лепорелло проводит аналогии с увлекательным романом. Как мужчина, Джованни здесь не оригинален - он говорит: "Успокойся, родное сердце, я тебе сейчас всё объясню… Расскажи-ка ей всё!" - веско говорит Джованни Лепорелло. Эльвира обращает всё своё внимание на Лепорелло, а Дон Джованни потихоньку смывается - оставив Лепорелло расхлебывать кашу, которую сам же и заварил.
Лепорелло, в присущей ему простецкой манере, рассказывает Донне Эльвире о том, каков есть Дон Джованни на самом деле (ария "Madamina, il catalogo e questo"). Слуга демонстрирует шокированной даме каталог, в который занесены имена и титулы всех жертв ненасытной любовной страсти хозяина. В настоящее время их число достигло рекордной величины - 1003!!! Тут есть и принцессы, и баронессы, и крестьянки, и буржуа, и толстые, и худые, и старые, и молодые! Никого не обделяет своим вниманием любвеобильный синьор! "Не Вы - первая, не Вы - последняя…" Зачитав свой дневничок, Лепорелло благоразумно ретируется.
Донна Эльвира, оставшись одна, в ярости сообщает публике, что она будет отмщена, и в сердце её бушует лишь гнев, жажда мщенья и злость - после чего покидает сцену, чтобы выпить пепси-колы, да разогнать тоску.

Картина третья: там же.

На улицу выбегают веселые селяне и селянки в праздничных нарядах. На сей раз у крестьян-бездельников есть формальный повод "оттянуться": они празднуют свадьбу Церлины и Мазетто. Жених и невеста счастливы и приглашают всех разделить их радость. Совершенно случайно возникают Дон Джованни и Лепорелло.
- Вышла замуж - и слава Богу! - говорит Джованни Лепорелло. - Но посмотри, как сказочно хороши эти молодые девицы!
- У, их так много! - ответствует верный слуга. - Даже для моего хозяина… Стало быть, и мне что-нибудь перепадёт…
Разумеется, Дон Джованни не был бы самим собой, если бы не выбрал в жертвы именно невесту - Церлину. Гостеприимный хозяин, он отправляет крестьян к себе в замок для угощений и развлечений - а тем временем озадачивает Лепорелло: слуге нужно увести в сторону внимание Мазетто, чтобы Джованни мог остаться наедине с хорошенькой крестьянкой. Ревнивый Мазетто неохотно удаляется вместе со всеми - говоря, что жених должен быть рядом с невестой, - но Лепорелло с Джованни уверяют его, что Церлина останется в обществе истинного джентльмена…
Коварный соблазнитель, естественно, тут же берет быка за рога. Он начинает обещать наивной простушке золотые горы, титул ("Ты не рождена быть крестьянкой"), великолепное будущее, руку и сердце - словом, явно неисполнимые вещи, и нужно быть совсем молоденькой и неопытной, чтобы верить этому. Церлина, надо отдать ей должное, поначалу пыталась сопротивляться - но очень, очень слабо и формально. Тут звучит "шлягерный" дуэт La ci darem la mano.
Сопротивление красотки сломлено, она уже согласна на все… Но как раз в этот момент - о, как некстати! - некоей фурией возникает Донна Эльвира. Она обрушивает на Церлину "всю правду" и почти насильно уводит ее за собой.
Дон Джованни, мягко говоря, расстроен. Такой облом! "Что за чёртов день!" - сокрушается он, как вдруг появляются Донна Анна и Дон Оттавио. ("Точно чертовщина!" - сетует про себя Джованни). Они пришли просить Дона Джованни, друга Дона Оттавио, помочь найти и покарать негодяя, убившего старика-отца Донны Анны. Дон Джованни лицемерно соглашается.
Но тут опять врывается Донна Эльвира и портит обманщику всю "малину". Она пытается открыть глаза Донне Анне и Дону Оттавио на вероломную сущность рокового соблазнителя. Дон Джованни тихонько говорит: "Да она сумасшедшая, друзья мои!". Донна Анна и Дон Оттавио не знают, кому верить, но в их сердца закралось подозрение.
Наконец, Донна Эльвира и Дон Джованни уходят. Дон Джованни на прощание говорит несколько любезных слов Донне Анне… Ее как громом поражает! Она вдруг узнала того человека, который предыдущей ночью напал сначала на нее, а потом на ее отца.
Она рассказывает Дону Оттавио, как было дело.
Ночью, когда она была одна в своих покоях, внезапно к ней вошел человек в плаще с капюшоном. Сначала девушка подумала, что это ее жених - Дон Оттавио, но скоро поняла свою ошибку. Она тщетно призывала помощь - никто не пришел; а негодяй, не теряя времени, пытался овладеть своей жертвой, однако получил неожиданный отпор. Оскорбленная гордость удесятерила силы благородной красавицы, и ей удалось вырваться из рук мерзавца. Она начала звать слуг, и неизвестный попытался скрыться, но на крик Донны Анны поспешил ее отец… И вот теперь он мертв! Донна Анна обращается к Дону Оттавио с призывом покарать убийцу (ария Or sai chi l'onore) и удаляется в расстроенных чувствах.
Дон Оттавио не знает, что думать. С одной стороны, он не может не верить Донне Анне; однако та может и ошибаться, ведь было темно. Надо все выяснить и вывести на чистую воду. Да и какой из него, к чёрту, боец? - читается между строк партитуры. Тенор-идиот решает, что его долг - хранить свою невесту (уже сохранил, хе-хе…) и разделять ее скорбь и ее печаль (ария Dalla sua pace).
Появляются Лепорелло и Дон Джованни. Слуга рассказывает господину о том, как ловко ему удалось обвести вокруг пальца Донну Эльвиру и избавиться от ее упреков. Дон Джованни доволен; все идет наилучшим образом, а за свои неудачи он отыграется вечером во время праздника у себя во дворце - там он сможет добавить к каталогу несколько новых имен! (бриндизи Finch'han dal vino).

Картина четвертая: сад Дона Джованни с двумя нишами.

Семейная ссора между Церлиной и Мазетто. "Не успела стать моей женой, а уже кокетничаешь с благородными господами, мерзавка! Знать тебя не хочу!" - резонно упрекает ветреную красотку крестьянин. Церлина чувствует, что дело - швах, и начинает подбираться к Мазетто на мягких лапах. Она предлагает побить ее, если уж Мазетто так зол, но не сердиться на любящую его Церлину (ария Batti, batti, o bel Masetto). У Мазетто сердце - не камень (о чем явно осведомлена плутовка) и он, недолго поломавшись, - а где другую невесту искать? Скандал на всю деревню! - сдается. Мир восстановлен.
Увы, ненадолго. Церлина видит приближающегося Дона Джованни и приходит в замешательство.
Ревность Мазетто вспыхивает с новой силой, он решает спрятаться в нише, чтобы посмотреть, как поведёт себя Дон Джованни в уверенности, что они с Церлиной наедине. Джованни тут же начинает любезничать с крестьянкой - но, вовремя заметив ее жениха, приглашает обоих на бал к себе в замок.
В саду появляются Донна Анна, Дон Оттавио и Донна Эльвира в масках. Они решили пробраться на бал в замок Дона Джованни, чтобы вывести парня на чистую воду. Донна Анна опасается за безопасность своего жениха, но выбора нет - тайна должна быть раскрыта. Лепорелло из окна замечает незнакомцев и по знаку хозяина приглашает их пройти внутрь.

Картина пятая: ярко освещенный и богато украшенный зал в замке Дона Джованни.

Джованни в роли гостеприимного хозяина угощает гостей мороженым, шоколадом, конфетами. Начинаются танцы. Во время танцев Лепорелло и Дон Джованни искусно разлучают Мазетто и Церлину. Лепорелло отвлекает внимание крестьянина, а хозяин увлекает пейзанку за кулисы. Внезапно оттуда раздаются душераздирающие крики: Церлина зовет на помощь. Всеобщее замешательство, все пытаются понять, откуда конкретно кричат и куда спешить на помощь. Через какое-то время из-за кулис выбегает плачущая Церлина: кто-то попытался обесчестить ее.
Дон Джованни пытается "перевести стрелки" на Лепорелло, но не тут-то было. Донна Анна, Дон Оттавио и Донна Эльвира срывают маски и прямо обвиняют Дона Джованни в недостойном поведении. Дона Джованни во второй раз за последнее время сковывает странное оцепенение, его мысли путаются, он не знает что делать. Огромным усилием воли ему удается овладеть собой и скрыться.

Действие второе
Картина первая: улица перед таверной.

Лепорелло, не на шутку напуганный последними событиями, пытается уйти от Джованни, и уже упаковал свои нехитрые вещички в потёртый саквояж. Однако хозяин быстро меняет его образ мыслей с помощью сильнейшего аргумента - увесистого кошелька. Поворчав для порядка, Лепорелло остается. Он предлагает хозяину изменить образ жизни и перестать гоняться за каждой юбкой: не доведет это до добра!
Как! Оставить женщин! Да Дону Джованни легче оставить еду, вино и воздух, чем женщин! Они ему необходимы, как очередная доза застарелому наркоману.
Лепорелло предлагает хозяину в таком случае остановить свой выбор на какой-то одной, но Дон Джованни не может: он должен любить всех женщин, а остаться с одной - значит изменить всем остальным. Вот сейчас он увлечен камеристкой Донны Эльвиры, и ему требуется помощь Лепорелло. Дон хочет одеться слугой, чтобы усыпить бдительность служанки и войти к ней в доверие. Хозяин и слуга меняются плащами и шляпами, и Дон отдает Лепорелло свою шпагу. Теперь Лепорелло под видом Дона Джованни должен отвлечь внимание Донны Эльвиры и увести ее из дома, чтобы хозяин мог проникнуть к своей новой пассии.
На балконе появляется грустная Донна Эльвира. "Замолчи, бедное сердце!" - говорит она сама себе. Все-таки она не может забыть Дона, хотя у нее уже не осталось относительно него никаких иллюзий.
Лепорелло и Джованни, пользуясь темнотой, пытаются выманить Эльвиру из дома, причем на свет выходит Лепорелло в костюме Дона, а Дон из темноты говорит Донне Эльвире разные нежные слова. И Донна Эльвира, как кролик, загипнотизированный удавом, идет на лицемерный зов. Лепорелло, старательно пряча лицо и пытаясь поменьше разговаривать, увлекает бедняжку подальше от дома.
Теперь поле деятельности для соблазнителя расчищено, он берет мандолину и поет для камеристки прекрасную серенаду Deh, vieni alla finestra, перед которой не сможет устоять не только ничтожная камеристка, но и самая высокородная синьора. И камеристка показывается в окне.
Но - вот незадача! - опять злодейка-судьба не дает развратнику осуществить свои желания: появляется Мазетто, вооруженный пистолетом (которого сам побаивается) и сопровождаемый группой друзей. Он пришел мстить Дону Джованни. Однако находчивый синьор не теряется; в темноте он выдает себя за Лепорелло и пускает друзей Мазетто по следу лже-Джованни. Оставшись с Мазетто наедине, Дон Джованни проводит показательный сеанс каратэ и удаляется.
На стоны и крики Мазетто, ставшего, помимо своей воли, неким подобием боксёрской груши, прибегает Церлина. Она знает, как успокоить и вылечить страдающего супруга (ария "Vedrai carino"). У нее для этого есть одно волшебное лекарство - натуральный продукт! И она уводит супруга.


Картина вторая: темный двор с тремя дверьми, ведущими в дом Донны Анны.

Появляются "лже-Джованни" и намертво вцепившаяся в него Донна Эльвира. Лепорелло не может никак от нее избавиться; наконец, он видит двери и пытается ускользнуть в одну из них.
Начинается гениальный секстет Sola, sola, in buio loco - Донна Эльвира боится оставаться одна в темноте, Лепорелло никак не может найти правильную дверь, появившиеся Дон Оттавио и Донна Анна утешают друг друга, а подоспевшие Церлина и Мазетто ловят неловкого лже-Джованни и связывают его.
Донна Анна, Дон Оттавио, Церлина и Мазетто хотят покарать развратника, Донна Эльвира пытается защитить своего мужа, Лепорелло ничего не остается, как раскрыть свое настоящее имя. Все в замешательстве. Так кто же настоящий преступник: Дон Джованни или его слуга, который возможно, совершал недавние преступления под видом господина? Лепорелло просит о пощаде… но все отворачиваются от него. Дон Оттавио понимает, что сейчас он должен уберечь Донну Анну от полного отчаяния (ария Il mio tesoro).
Лепорелло остается в руках Мазетто и Церлины. Та входит в мстительный раж и хочет заколоть "злодея" ножницами, но слуге удается освободиться от веревок и убежать.
Донну Эльвиру обуревают противоречивые чувства: она и ненавидит Дона Джованни, и любит его - а сейчас опасается за его жизнь, которой угрожает смертельная опасность (ария Mi tradi). В конце концов, она решает в последний раз попробовать достучаться до его сердца.


Картина третья: кладбище с несколькими памятниками, среди которых возвышается величественная статуя Командора.

Бодро перемахнув через невысокую кладбищенскую ограду, появляется Дон Джованни. Ему очень нравится, как развиваются события. Как там у Лепорелло и Донны Эльвиры? Если он не дурак, то…
Приходит сильно помятый Лепорелло, ему-то как раз НЕ нравится, как развиваются события. Дон Джованни решает подсмеяться над слугой. Он рассказывает, что встретил хорошенькую девицу, которая из-за костюма приняла его за Лепорелло и чуть было не отдалась ему. Лепорелло взбешен - ведь это могла быть его жена! Дон Джованни наслаждается своей проделкой… Вдруг раздаётся голос, исходящий от статуи Командора - этот голос предрекает развратнику, что веселье его продлится недолго, до сегодняшней полуночи.
Дон Джованни думает, что кто-то пытается глупо подшутить над ними, но Лепорелло утверждает, что слова действительно произнесла статуя Командора. Тогда хозяин велит слуге позвать статую на сегодняшний ужин. Лепорелло отказывается, но Дон Джованни под страхом смерти велит ему исполнить приказание.
Лепорелло повинуется, и статуя в знак согласия кивает головой. Слуга напуган до смерти, а хозяин не верит пустым страхам, и, чтобы доказать слуге свою смелость, повторяет приглашение. Статуя Командора кивает вновь. Дон Джованни и Лепорелло убегают, объятые смертельным ужасом.


Картина четвертая: полутемная комната в доме Донны Анны.

Дон Оттавио пытается развеять глубокую печаль Донны Анны и вновь (такой навязчивый теноришко!) предлагает ей вступить с ним в брак, но Донна Анна отказывается. Оттавио упрекает невесту в жестокости. Донна Анна объясняет свой отказ боязнью людской молвы, тем, что не закончился траур и прочими не очень вескими основаниями, и уверяет жениха в своей глубокой любви и преданности (ария Non mi dir).


Картина пятая: комната в замке Дона Джованни. Стол накрыт для ужина, в отдалении находится небольшой оркестр.

Ужин готов, а музыканты с готовностью принимаются за работу. Джованни наслаждается ужином, Лепорелло подает кушанья, а оркестрик наяривает "хиты" того времени: мелодии Солера, Сарти и самого Моцарта. Хозяин доволен, а слуга умирает от голода. Дон Джованни замечает это и подсмеивается над ним.
Внезапно приходит Донна Эльвира. Она хочет последний раз просить любимого человека одуматься и изменить образ жизни. Дон Джованни высмеивает ее, и бедная женщина удаляется в слезах, но, увидев что-то в дверях, с криком бросается прочь.
Что такое? Что случилось? Что заставило благородную даму бежать, как испуганную девчонку? Дон Джованни отправляет Лепорелло узнать, в чем дело. Но Лепорелло прибегает назад в каком-то невменяемом состоянии, лопоча нечто невразумительное. Дон Джованни раздосадован, он сам идет к двери… и в ужасе отшатывается.
Статуя Командора приняла приглашение и пришла к нему на ужин.
Дон Джованни берет себя в руки и пытается играть роль гостеприимного хозяина, он предлагает Командору отужинать - но тому, кто уже вкусил небесной пищи, не нужна пища земная. С другой целью был послан Командор к Дону Джованни… Он подает Дону руку и просит пожать ее. Никто не назовет Дона трусом! Джованни подает руку Командору и кричит от боли - так тяжело пожатие его руки.
Командор в последний раз предлагает распутнику покаяться и изменить свою жизнь, но даже в этот ужасный час Дон непреклонен:
- No!.. No!… - кричит он.
- Si! - настаивает статуя.
- No!
- Si! si!
- No, no! (вставное верхнее ля [иногда...])
- Ну что ж, твое время истекло… - и статуя удаляется, а из-под пола вырываются языки адского пламени.
Слышится хор демонов, которые сулят грешнику адские мучения, Дона Джованни охватывает пламя, которое жжет его и снаружи и изнутри, страдания его непереносимы, он кричит от боли. Лепорелло от ужаса прячется под стол. Наконец, демоны утаскивают свою жертву в преисподнюю.
Приходят Донна Эльвира, Донна Анна, Дон Оттавио, Церлина и Мазетто. Лепорелло пытается объяснить им, что они опоздали, что воздаяние грешнику теперь не в руках человеческих, что его постигла более страшная кара. Теперь все кончено: Донна Анна обещает выйти замуж за Дона Оттавио после годичного траура, Лепорелло отправляется в таверну искать нового хозяина, Церлина и Мазетто пойдут домой наслаждаться тихим семейным счастьем, а Донна Эльвира решает окончить свои дни в монастыре.
В финальном секстете слушателям преподносится скучноватая мораль: злодеев ожидает наказание и смерть, а добрых людей всегда ждет награда.

Занавес.


Призрачная справка:

Оперу "Дон Джованни", вероятнее всего, импресарио Гуардасони заказал Моцарту после триумфальных спектаклей Le nozze di Figaro, (премьера - Прага, декабрь 1786 года).
Новый триумф в Праге в Вене не повторился, хотя спектаклей "Дона Джованни" там было дано больше, чем "Фигаро" в 1786 году.
Моцарт переписал арию Дона Оттавио, добавил сцену для Эльвиры (после чего её роль стала примерно равной по значимости роли Донны Анны), буффонный дуэт Лепорелло и Церлины.

Вскоре "Дон Джованни" стала пользоваться репутацией "невероятно трудной" оперы; этому способствовал непростой метр в финале первого акта и ранее неведомое гармоническое богатство финала второго акта.
Гуардасони дал "Джованни" в Варшаве в 1789 году. После этого популярность оперы шла по нарастающей, став второй (после "Похищения из сераля") наиболее исполняемой оперой при жизни Моцарта. В Германии опера давалась, как минимум, в трёх переводах: Х. Г. Шмидера (Майнц и Франкфурт, в начале 1789); К. Г. Неефе (Мангейм и Бонн, также в 1789 году) и Ф. Л. Шрёдера (редакция в четырёх актах - Гамбург, 1789; Берлин - 1790 годы).
"Дон Джованни" давался на немецком языке в Праге (1791), Вене (1792), в Амстердаме (1793) и Санкт-Петербурге (1797).
Вскоре опера обрела популярность и во Франции: поначалу - на французском языке в переводе К. Калькбреннера (1805), затем - на итальянском (1811); после этого опера давалась во многих театрах Франции как во французском, так и в итальянском вариантах.
Попытка поставить "Джованни" во Флоренции не удалась из-за ансамблевых трудностей финала первого действия (!); итальянская премьера оперы состоялась в Бергамо в 1811 году, и в этом же году прошла премьера в Риме.
Английские премьеры (на английском и итальянском языках) состоялись в 1817 году, а первое представление "Дон Джованни" в Америке прошло в 1826 году.
Строго говоря, существуют две "аутентичные" версии оперы. В каждой - по одной арии для Дона Оттавио, во второй редакции Моцарт добавил арию 'Il mio tesoro' и короткую арию Лепорелло. Композитор поначалу не собирался концентрировать чрезмерное внимание на Эльвире и Лепорелло, но... традиции диктовали своё. Вставной дуэт Лепорелло и Церлины (скорее всего, написанный для большего "развлечения" венской публики), нередко купируется, однако ария Эльвиры 'In quali eccessi... Mi tradì' слишком хороша, чтобы её терять... Во многих постановках, начиная с XIX века (говорят, что с "высочайшего разрешения" самого Да Понте), эта ария нередко "передвигалась" в первый акт. Кстати, и само определение 'dramma giocoso' также принадлежит Да Понте; Моцарт подобную характеристику оперы не принимал...
Несмотря на приведённую выше дату (1797 год), иные источники утверждают, что в России "Дон Джованни" впервые был дан в Москве немецкой труппой Нейкома в 1806 году. Премьера на русском языке состоялась в 1828 году в С.-Петербурге с Василием Самойловым в заглавной партии.

© Кирилл Веселаго

От барокко к последующему классицизму, далее к модерну, импрессионизму, с каждой новой эпохой классическая музыка приобретала новые черты и в своем роде проходила различные трансформации. Если вы любите отвлечься от повседневных забот и окунуться в этот мир, тогда на нашем ресурсе вы можете слушать онлайн классическую музыку. Популярные симфонии, арии и множество других композиций  - это то, что позволит вам получить истинное наслаждение и расслабление.

Публикация: 12-05-2010
Просмотров: 4684
Категория: Наш ликбез
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.