ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Джакомо Пуччини. Манон Леско

Джакомо Пуччини. Манон ЛескоЛирическая драма в четырех действиях;
Либретто по роману А. Прево "История кавалера Де Грие и Манон Леско" написано композитором совместно с Л. Иллика, Д. Олива, М. Прага и Дж. Рикорди.

Первая постановка: Турин, Театро Реджио, 1 февраля 1893 (Вторая редакция: Милан, театр Ла Скала, 7 февраля 1894 года).

Действующие лица:
Манон Леско (сопрано)
Леско, её брат, сержант королевской гвардии (баритон)
Шевалье Рене Де Грие (тенор)
Жеронт ди Равуар, государственный казначей (бас)
Эдмунд, студент (тенор)
Хозяин гостиницы (бас)
Танцмейстер (тенор)
Музыкант (меццо-сопрано)
Сержант стрелков (бас)
Фонарщик (бас)
Комендант порта(бас)
Парикмахер (статист)

Девушки, горожане, народ обоего пола, студенты, музыканты, старики-аристократы и аббаты, куртизанки, стрелки, матросы, моряки.
Время действия - вторая половина XVIII столетия; место действия - Франция и Америка.

1 действие - "В Амьене".

Площадь напротив почтового двора в Амьене полна народу. Кто, как не студенты-бездельники заполняют ее в разгар рабочего дня? Они пьют, играют в карты, ухаживают за девушками, прикалываются. Короче, ведут себя, как все студенты во все времена. Среди них есть явный заводила по имени Эдмунд. Он шутливо пристает к проходящим мимо барышням, придумывает всякие безвредные розыгрыши. Душа компании, одним словом. Но и среди студентов попадаются зануды и зубрилы. Вот один из таких, как раз - Шевалье Де Грие. В руках книжка (видать, только что с лекции). Эдмунд решил привести заучившегося приятеля в чувства:
- Слышишь, Де Грие, и что же такого умного в твоих книгах пишут, что ты готов читать прямо на ходу?
- Про любовь, - отвечает наш умник.
- Да что могут о любви в книгах рассказать? Оглянись, вокруг столько красивых девушек. Неужели ни одна тебе не нравится?
- Мне все нравятся, но я ни кого не люблю, - сообщает Де Грие и поет шутливое ариозо: "Tra voi, belle, brune e bionde".
Студенты сначала просто потешаются над молодым человеком, а потом откровенно смеются. Естественно, тот обиделся, надулся и пошел со своей книжкой в укромный уголок, чтоб никто не уволок.
На площадь въезжает дилижанс. Это событие! Внимание студентов переключается на пассажиров. И кто к нам приехал? Мужчина, а за ним женщина с ребенком; военный; девушка; какой-то расфуфыренный франт преклонных годов… Стоп! Девушка? Девушка! Да как хороша собой! Интересненько! Студенты нагло и откровенно пялятся на незнакомку во все глаза - и о, Боже! - среди них Де Грие. Позабыты книжки и тетрадки. Он не может отвести от барышни взгляд, но, в тоже время, как будто прирос к месту и онемел одновременно. Стоит такой вот олух Царя Небесного, открывает рот, а вымолвить ничего не может. Конечно, девушка не могла не обратить внимание на это явление природы. И вот свершилось чудо! Второй по значимости и силе инстинкт поборол застенчивость! Ура, товарищи! Дождавшись, когда сопровождающий барышню военный ("по виду отставной сержант") ушел в гостиницу, чтобы договориться о ночлеге, Де Грие решается спросить у незнакомки имя. Вообще, приличный человек сначала сам должен представиться - но что взять со студента?
- Manon Lescaut, mi chiama, - отвечает девушка.
- Очень приятно! Вы откуда и куда?
- Брат везет меня в монастырь.
- В монастырь?! Зачем?!
- Чтобы там меня оставить, разумеется.
- Прятать в монастырь такую красоту - кощунство! - восклицает новоиспеченный оратор. - Но почему он это делает?
- Ну... - говорит девушка, - чтобы я не спилась и не пошла на панель. Кстати, а Вы-то кто?
- Son Renato De Grieux!
- МанООООн! - слышится из гостиницы голос фрателлы. - Иди сюда, я договорился, переночуем здесь.
- Ой, мамочки, мне надо бежать, Де Грие. Я только чемоданчик закину да переоденусь, встретимся через N-ное количество времени здесь же?
- Да, я буду ждать!
Манон поспешно убегает, а наш влюбленный (как же в операх все быстро влюбляются! И обязательно "до гроба" - и в прямом и в переносном смысле этого слова) предался мечтам. "Donna non vidi mai", - поет он. Какая красивая и милая девушка, никогда такой не видел. Она сказала: "Manon Lescaut, mi chiama". Ах! Какое чудное имя! Ах! Ах! Ах!
Ну, и все в этом духе. В общем, это очень красивая и очень знаменитая ария. А студенты-то за всем этим представлением наблюдают, естественно. Само собой, есть повод еще раз поиздеваться над Де Грие! Молодой человек обижается и уходит - с тем, чтобы придти на площадь в час свиданья.

Из дверей гостиницы выходит брат Манон - сержант королевской гвардии Леско! Это очень хитрый и алчный малый. За деньги готов продать родную мать, не говоря уже о более дальних родственниках. Рядом с ним один из пассажиров дилижанса, разодетый как пугало - государственный казначей Жеронт ди Равуар. Старик положил глаз на хорошенькую сестричку военного. Он расспрашивает Леско, обязательно ли заточать юную розу в монастырь? Такому бриллианту, как Манон, нужна оправа более достойная, чем монастырская келья. А у него, Жеронта, блестящий особняк, в котором как раз не достает "маленького, но изящного предмета интерьера". Естественно, и Леско не останется в накладе. Сержант думал не долго. Это вам не какое-нибудь там фиговое предприятие a la "АОЗТ МММ", а долгосрочное и надежное капиталовложение. Вернее, "сестровложение" - под высокий процент годовых. К этому разговору прислушивается вездесущий Эдмунд. Чем же закончатся переговоры? Но Леско не дает прямого ответа, видимо, решив немного поторговаться. Жеронту это не нравится: изменив тактику, он поручает хозяину гостиницы приготовить к вечеру экипаж, в котором и увезет Манон в Париж. Не подозревающий об этом Леско берет графинчик и идет играть в картишки со студентами.

Вечереет. Де Грие, как было условлено, пришел на площадь, чтобы еще раз встретиться с Манон. Увидев его, Эдмунд передает юноше все, что услышал. Приятели решают помешать осуществлению столь коварного плана.
По лестнице спускается Манон. Она видит замечтавшегося, как это уже повелось, Де Грие. Девушка к нему подбегает и начинает весело щебетать. Она чувствует, что ее сердечко согревается любовью к юноше, и мысли о монастыре сменяются мечтами о Щастье, с большой буквы "Щ". Де Грие рассказывает девушке о том, что задумал Жеронт. Он уговаривает Манон бежать вместе с ним. Та колеблется, но подоспевший Эдмунд сообщает, что экипаж казначея уже подъехал к площади. Нельзя терять ни минуты, нужно быстро "делать ноги". А прикольней всего было бы удрать как раз в этом самом экипаже. Де Грие встает перед возлюбленной на колени, и это решает дело. Манон соглашается. Де Грие подхватывает ее на руки и убегает. Прикололись, в общем.
Появляется Жеронт и видит удаляющийся экипаж. Эдмунд весело сообщает ему, что Манон уехала со студентом. В ярости Жеронт набрасывается на Леско, не сумевшего уследить за сестрой. Сержант уже изрядно выпил и не очень хорошо понимает - что же, собственно говоря, случилось. Тем не менее, взяв себя в руки, старается рассуждать логически. "Пойдем простым логическим путем". Студент живет на стипендию, следовательно, его сбережения скоро иссякнут. Формула "мы любовью будем жить одной" для Манон неприемлема (уж брат-то это знает наверняка). И вот тогда на горизонте появится Жеронт с полной сумой золотых дукатов, и девушка без сопротивления, а, наоборот, с благодарностью переедет в его дом. Она горячо полюбит своего благодетеля (как дочь, разумеется!). И дело в шляпе. Это же filosofia spicciola! Жеронт обрадован "железной логикой" таких аргументов, и соглашается немного потерпеть. А вечно пьяные, и потому вечно веселые студенты потешаются над нелепым сговором.
Конец первого акта.

2 действие - "В Париже".

В доме Жеронта, посреди роскошной гостиной, любуется в зеркало на собственное отражение юная красотка. Конечно же, это Манон Леско. Вокруг нее суетятся парикмахер и камеристки. Необходимо, чтобы ни одна волосинка не выбилась из прически, чтобы румяна легли ровно, чтобы платье сидело идеально. Столько забот!
Появляется Леско. Он весело приветствует сестру и тут же заваливается на кушетку, чтобы полюбоваться юной "Венерой перед зеркалом". Конечно, сержант оказался прав; денег у Де Грие хватило ненадолго. Леско стоило огромного труда отыскать беглецов в огромном Париже, но он это сделал, и поспел вовремя. Влюбленные уже перебивались с хлеба на воду. Брату не составило никакого труда уговорить сестричку променять убогий домик на роскошные апартаменты казначея.
Манон вся погружена в утренние заботы. Нужно перемерить кучу платьев, а потом подобрать к ним украшения, на которые не скупится старый козёл.
Появляются музыканты. Им поручено исполнить для Манон мадригал "Sulla vetta tu del monte", который написал сам хозяин. (Этот номер исполняется меццо-сопрано с женским хором - музыка заимствована из Мессы Пуччини). Но девушка невнимательно слушает сию оду: она показывает брату новые украшения. Как бы между делом, Леско упоминает, что видел сегодня на улице Де Грие. Услышав имя возлюбленного, Манон пригорюнилась. Она вспомнила их с Де Грие "приют убогого чухонца", в котором не было практически ничего, кроме стола, стульев и кровати (что, конечно, самое главное), но в нем было и то самое пресловутое Щастье, с большой буквы "Щ". (Это виртуозное соло "Paga costor"). Видя, что сестра все еще любит Де Грие, Леско намеревается найти молодого человека и привести его к Манон, даже если для этого ему придется скрутить того в бараний рог.
В это время появляется сам хозяин дома Жеронт ди Равуар. Он привел с собой друзей, таких же старых и пропахших нафталином аристократов. Каждый из них, по очереди, дарит Манон какой-нибудь подарочек. Это, так сказать, плата за возможность увидеть выставочный экспонат. "За просмотр деньги платят", как понимаете. Девушка с интересом открывает каждую коробочку. Она жить не может без побрякушек. А вот и танцмейстер. Все расступаются, освобождая пространство для показательного урока танцев. Манон с преувеличенной точностью выполняет танцевальные па. Танцмейстер доволен. Теперь нужен кавалер. Добровольцы есть? Вызывается сам Жеронт. Шаг в сторону: брава! Шаг вперед: брависсима! Поворот: прекрасно! Но Манон уже все это осточертело. Она намеренно кружит старика в танце с дикой скоростью, и тот в изнеможении падает на кушетку. Манон берет ноты с мадригалом и указывает Жеронту на ошибки. Казначей взбешен: его опозорили на глазах у почтенной публики! Тем не менее, он приглашает всех прогуляться по парку. Манон в восторге.
Когда за последним из экскурсантов закрывается дверь, Манон произносит "Oh, saro la piu bella". Она ждет, что сейчас в комнате появятся слуги с носилками, но вместо слуг появляется Де Грие. "Tu, tu amore? Tu?" - восклицает обрадованная, но и слегка опешившая девушка. (Хотя, какая она, к черту, девушка?) Это большой и очень красивый дуэт. Первая его часть насыщена трагическими восклицаниями, перебивающими друг друга короткими репликами. Молодой человек не может простить любимой предательства; он не хочет слушать её рассказы о сережечках, брошечках и прочей ерунде. Но Манон не может отпустить любимого, она падает на колени и умоляет Де Грие простить её. Ну, что тому оставалось делать? Конечно, простил. И вот уже сам Де Грие обнимает неверную возлюбленную. С новой силой вспыхнула в нем страсть. Голова, соответственно, отключилась, и они с Манон стали придаваться любовным утехам прямо в гостиной на кушетке. Музыка второй части дуэта полна томления и страсти.

Неожиданно входит вернувшийся за девушкой Жеронт и застает её в объятиях Де Грие. После недолгого замешательства он разражается в адрес Манон градом ругательств. Угрожая расправой, казначей удаляется.
Манон весела и беспечна. Подумаешь, старик развонялся: большое дело! Главное, что они с Де Грие помирились. "Если ты хочешь", - обращается она к любимому, - "я оставлю этого гадкого Жеронта".
Но чем веселее Манон, тем мрачнее Де Грие. Он уже успел накушаться легкомысленного нрава подруги. Чует его сердце, грядет беда неминучая. И поет Де Грие патетически скорбное ариозо: "Ah! Manon, mi tradisce" ("Ах, Манон, в мыслях вновь изменяешь мне ты").
Как только Де Грие заканчивает эффектный сольный номер, прибегает Леско. Он принес страшную весть, что разъяренный Жеронт ведет в дом стражу. Надо срочно бежать, пока не поздно. И все бы на этом и закончилось, если бы Манон не пришла в голову довольно разумная мысль: прихватить с собой на житие-бытие немного драгоценностей, подаренных стариком. Она носится от шкафа к шкафу, выгребая все, что попадается под руку. Де Грие её торопит, мол, бросай все, бежим скорее. Леско подгоняет обоих. Манон роняет "награбленное", но под причитания "La morte, la morte", пытается все вновь собрать. И в этот момент появляется Жеронт с солдатами. Драгоценности рассыпаны по полу, все улики налицо.
- Арестовать! - требует казначей, разражаясь довольным и злобным смехом. - За воровство и проституцию! Ха-ха-ха!
Леско подталкивает Де Грие в потайному выходу. Если арестуют и его, то кто спасет Манон?
Конец второго акта.

Интермеццо: "Тюрьма. Путешествие в Гавр". - Просто очень красивая музыка.

3 действие - "Гавр".

Над портом занимается рассвет. У пристани уже стоит корабль, готовый доставить осужденных преступников в далекую страну Америку (Вот откуда есть пошла земля американская; ворами и проститутками полнилась она)... Ну, да Бог с ней, с Америкой. Прямо у пристани находится тюрьма, в которой и содержится сейчас Манон. Леско и Де Грие ждут смены караула, чтобы предпринять последнюю попытку освободить девушку. Леско подкупает одного из стражников, и тот уходит за угол на перекур. Сержант подает условный сигнал, и в одном из окон тюрьмы показывается его сестра. Леско уходит проверить обстановку, предоставляя Де Грие рассказать Манон о плане побега.
Видя возлюбленную за решеткой, молодой человек понимает, что никогда не сможет ее разлюбить, что он пойдет за ней на край света в прямом и переносном смысле этого слова. Он рассказывает, что Леско собирается подкупить охрану, и тогда они с Манон смогут бежать.
Но вдруг раздаются выстрелы. Сержанту не удалось дать взятку. План побега раскрыт, поднимается тревога. Заговорщики едва успевают скрыться в толпе, которая уже собралась на площади. (Из-за отсутствия телевидения, радио и Интернета развлекались люди, как могли).
Под барабанную дробь солдаты выводят из тюрьмы закованных в цепи арестантов. Все это женщины, попавшиеся на воровстве или проституции; среди них - Манон. Толпа сочувствует девушке, о трагической судьбе которой Леско уже успел рассказать "по секрету всему свету". Пользуясь благосклонностью народа, Де Грие пытается укрыть Манон. Естественно, ему это не удается. Стража бдительна. Тогда молодой человек обнажает шпагу и говорит, что убьет каждого, кто попытается приблизиться к девушке. Но, понимая всю тщетность борьбы в сложившейся ситуации, опускает оружие. Нет, он не может пролить ничью кровь. Вместо этого он на коленях умоляет коменданта порта взять его на судно, - хотя бы матросом. "О, если вы хоть раз любили!" - поет он. Это ариозо наполнено отчаянными рыданиями. Сжалившись над молодым человеком, офицер соглашается. Весь в слезах от счастья, Де Грие целует ему сапоги. "Спасибо, дорогой пришелец, вы спасли меня!" Вслед за арестантами он поднимается на судно. Теперь ничто не может разлучить его с Манон. А сержант Леско в тоскливом недоумении разводит руками.

Конец третьего акта.

Эскиз из "режиссёрской книжки" первого представления в туринском Teatro Regio: декорация Третьего акта (Гавр)


4 действие - "В Америке".

Измученные, бредут Манон и Де Грие по луизианской пустыне. Позади немыслимые тяготы неволи, побег, скитания по незнакомым землям. Впереди - песок, песок, песок…
С каждой минутой становится все темнее и темнее. Или у них темнеет в глазах? Оба путника много дней ничего не ели. Их мучит жажда. Манон то и дело теряет сознание. Она просит возлюбленного пойти поискать воды. Её силы тают на глазах.
- Воды? - спрашивает Де Грие, - воды?!. Какой воды?!! Здесь нет воды! Тут только песок! Здесь вообще ничего нет, кроме песка!
- Ну, пожалуйста, я так хочу пить, - умоляет его Манон, - может, вон за тем холмом есть вода?..
Девушка вновь теряет сознание. Де Грие понимает, что ни за холмом, ни за барханом воды нет. Что если они хотят выжить, им нужно собраться с силами и идти вперед, но ради любимой он пойдет искать воду.
Очнувшись, Манон не находит Де Грие. "Sola, perduta, abbandonata" (Одна, потеряна, забыта), - поет она свою большую арию.
Только сейчас, когда смерть уже стоит у порога, девушка поняла, что все горести и несчастья случились из-за нее. Из-за ее взбалмошного характера и жажды роскоши. А ведь "счастье было так возможно; и так возможно, и вот так"... У Манон начинаются "глюки". Ей кажется, что она снова в Париже… Девушка вновь теряет сознание.
Появляется Де Грие и сообщает, что вокруг на сотни верст нет ни воды, ни следа человека или животного (когда он успел обойти такую территорию, остается загадкой). Эта страшная весть лишает Манон последних сил, и она умирает (достаточно долго агонизируя под музыку) на руках любимого. Де Грие и сам бы рад умереть - без Манон для него жизни нет! Но Бог решает по-своему. И безутешному молодому человеку ничего не остается, как только рыдать в песках на глазах у всего зрительного зала. К счастью, тут падает

Занавес.

Призрачная справка:

Судьба этой оперы Пуччини поначалу складывалась нелегко: его издатель Рикорди всячески пытался убедить композитора отказаться от сюжета, на который уже написал оперу (и очень успешную!) Жюль Массне. Но Пуччини проявил небывалую решимость: "Манон - это героиня, в которую я верю; она не может не завоевать сердца публики. Почему бы не быть и двум операм, посвящённым ей? Такая женщина, как Манон, могла спокойно иметь и двух любовников..." (Позже Пуччини говорил: "Его Манон - это французские менуэт да пудра, моя же - это итальянские страсть и отчаяние").
Либретто Фердинандо Фонтана (кто ранее писал либретти для пуччиниевских "Виллисов" и "Эдгара") композитору не понравилось; он обратился к драматургу Марко Прага. Последний, однако, настоял на приглашении к работе молодого поэта Доменико Олива - мотивируя это тем, что ранее никогда оперных либретто не писал. Тем не менее, либретто далеко не во всём удовлетворило композитора. Но Прага, решив более не касаться этой работы, почёл за благо откланяться; многие вещи Пуччини начал переделывать сам. Призванный всемогущим Рикорди, Руджеро Леонкавалло также принял участие в работе над либретто. Но затем и Олива, под давлением других неотложных обязательств, отдалился от этой работы - и на помощь был призван Луиджи Иллика (тем не менее, уважая труд коллег, он настоял на том, чтобы в первом издании оперы на титульной странице его имени не было).
Как часто поступал и Пуччини (и Прокофьев, например) - он включил в эту оперу фрагменты своих ранних сочинений. "Agnus Dei" из Messa di Gloria (1880) послужил материалом для "мадригала" во втором акте; студенческое сочинение Mentia l'avviso дало мотивчик арии Де Грие "Donna non vidi mai"; менуэт из струнного квартета (1884) лёг в основу интродукции, а элегия "Crisantemi" (1890) была "разобрана на кусочки" для определённых моментов в 3 и 4 актах.
Туринский театр Реджио был выбран Рикорди для премьеры потому, что Ла Скала был полностью занят подготовкой премьеры вердиевского "Фальстафа". Дирижировал премьерой Алессандро Поме, а главные партии пели Чезира Феррани (Манон), Ахилл Моро (Леско) и Джузеппе Кремонини (Де Грие). Премьере сопутствовал такой успех - как среди публики, так и в среде критиков - который Пуччини не встречал ни в прошлом, ни в будущем...
Тем не менее, Пуччини несколько раз переделывал оперу (особенно арию Манон "Sola, perduta, abbandonata"). Почти последние изменения были сделаны для исполнения под управлением Тосканини в Ла Скала (1 февраля 1923 года с Хуанитой Каррачьоло в заглавной роли). Сам Тосканини предложил некоторые корректуры в партитуру, которые с тех пор безоговорочно приняты к исполнению.
В России опера была впервые исполнена в Петербурге в 1893 году; в том же году (но уже - по-русски) она была исполнена в Тифлисе.

© Кирилл Веселаго

Публикация: 5-04-2010
Просмотров: 2677
Категория: Наш ликбез
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.