ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Пьетро Масканьи. СЕЛЬСКАЯ ЧЕСТЬ

Опера в 1 действии;
Либретто Дж. Тарджони-Таццетти и Г. Менаши по одноименной пьесе Дж.Верга

Премьера состоялась 17 мая 1890 г. в Риме.

Действующие лица:
Сантуцца, молодая крестьянка (сопрано или меццо-сопрано, поют все, кому не лень). Характер занудный. Портит всем настроение и пилит Туридду.
Туридду, молодой крестьянин, первый парень на деревне, местный плейбой (тенор). Характер отсутствует. Любит выпить и по бабам погулять. Является распилочным материалом для Сантуццы.
Мама Лючия, его мать, хозяйка забегаловки (меццо-сопрано, но лучше контральто). Характер твердый. Очень любит своего непутевого сына.
Альфио, извозчик (баритон). Характер скверный, суровый. Любит жену, но рука тяжелая.
Лола, его жена (сопрано или меццо-сопрано, чаще второе). Красавица, и знает об этом. Характер жизнерадостный, веселый. Мужа не любит.

Место действия: сицилийская деревня.
Время действия: около 1880 года.

С давних пор любил Туридду свою односельчанку Лолу. Ой, как любил. И она, вроде, была к нему неравнодушна. Уходя исполнять свой гражданский долг (то бишь в солдаты уходя), Туридду надеялся, что когда вернется, то они с Лолой поженятся. Угу, размечтался. Лола-то его недолго подождала, а потом взяла и вышла замуж за богатого, по деревенским меркам, предпринимателя Альфио. Альфио занимался челночным бизнесом. Закупал товары в соседней деревне и привозил на Родину, где и продавал по выгодным для себя ценам. Когда же Туридду вернулся домой и обнаружил, что "Земфира неверна" - загрустил. Стал пить и пустился во все тяжкие. Вот в таком состоянии и повстречал он Сантуццу (ничем другим объяснить то, что он с ней связался, невозможно). Она его приголубила и утешила, как могла. А Лоле надоел её муж. Все чаще она вспоминает дни и ночки, проведенные с Туридду. То, что парень крутит роман с соперницей, вызывает в ней зависть и ревность. Лола выходит на "тропу войны" и вновь завлекает Туридду в свои объятья. А тот и рад вновь вернуться к прежней зазнобе. Страсть вспыхивает в них с новой силой. А Сантуццу по боку. Поматросил, как говорится, и бросил. А бедная девушка вся в отчаянии. Мало того, что она уступила Туридду (хотя, не думаю, что он сильно её домогался, скорее всего это она к нему пристала), так ведь он ещё сделал её беременной. Куда теперь пойти, куда податься?

...Раннее пасхальное утро в сицилийской деревушке. Слышится сицилиана ("O Lola c'hai dilatti la cammisa"; исполняется на сицилийском диалекте): это молодой красавец Туридду возвращается от Лолы и орет во всю глотку, воспевая свою возлюбленную. Он готов отказаться от небесного блаженства, если их грешная страсть не позволит им встретиться в раю. Но вдруг на дороге показывается телега Альфио, и Туридду мчится от него куда подальше. Зачем лишний раз нарываться на неприятности?

Занимается заря, крестьяне направляются в церковь на праздничную службу. Все веселы. У всех прекрасное настроение. Пасха - великий праздник! Звучит очень красивый хор с колокольным звоном. И только Сантуцца грустна. Ведь она даже не может зайти в церковь помолиться (беременным нельзя). Вот так она и ходит по деревне неприкаянная. Тем не менее, ноги безошибочно привели её к дому Туридду. Мама Лючия занимается своими повседневными делами. Кормит живность, прибирается в доме.

- Здрасте, Мама Лючия, где Ваш сын? - спрашивает Сантуцца.
- А тебе что за дело? - отвечает та. - Нет его, уехал еще вчера вечером за товаром.
- Не может быть, его видели на рассвете неподалеку от дома Лолы.
- Что ты несёшь? А ну, заходи в дом, нечего тут на улице базарить.
Зашли они в дом.
- Рассказывай, что там и кого видели, - просит Лючия.
- Да вот, - говорит Сантуцца, - с утречка всю деревню разбудил своими песнями.
И только она собирается все рассказать, как слышится перезвон бубенчиков и стук копыт. Это Альфио приехал с товаром. В его повозке куча всяких красивых шмоток. Все вываливают на маленькую площадь около заведения Лючии. Альфио поет канцонетту Il Cavallo scalpita ("Бодрый конь летит стрелой по широкой мостовой". И что-то вроде "дома ждет меня Лола, она меня очень любит". Наивняк).
- Здорово, Альфио! - говорит Лючия, - заходи, пропусти стаканчик. С возвращеньицем тебя!
- Привет, Мама Лючия, твоего вина - с удовольствием! - отвечает тот.
- Туридду поехал вчера еще за бочонком.
- Да? А я его с утреца видел неподалеку от моего дома.
- Кого ты видел? Что такое?
- Тише, - прерывает ее Сантуцца.
Вдалеке виден приближающийся крестный ход. Альфио всех зовет на улицу, чтобы все могли присоединиться к шествию и восславить Воскресение Христово. Хоровая молитва поется на латинском языке. Слышны возгласы "Аллилуйя!". В этот хор вплетаются рыдания Сантуццы, которая не может присоединиться ко всем верующим. Беременная - значит нечистая. Вот она и сидит дома у Лючии и ревет "во все воронье горло". Все вместе: хор и молитвы-рыдания Сантуццы звучит грандиозно и масштабно!
Мама Лючия возвращается в таверну после крестного хода и застает Сантуццу всю в слезах.
- А почему ты никуда не ходила? - спрашивает она.
И девушка рассказывает Лючии всю историю отношений Лолы и Туридду. И как она, Сантуцца, встретила сынка ёйного. Наверное, точнее наверняка, Туридду был сильно пьян, и ему было все равно, с кем спутаться: лишь бы баба была. Тут вот эта несчастная и подвернулась; но Сантуцца влюбилась всерьез. Этот кобель поначалу обещал жениться, но сам теперь гуляет. А девушка от ревности вся исстрадалась. Всё рассказала она Лючии - и даже то, что она беременна. Все эти причитания называются романсом Сантуццы (Voi lo sapete, o mamma). Красивый романс, его любят исполнять в концертах.
- Ах ты, бедняга, - пожалела её старая женщина. - Пойду-ка я помолюсь за тебя Богородице. Храни тебя Господь, дуру несчастную.
Пошла Мама Лючия в церковь, а Сантуцца осталась дожидаться своего непутевого возлюбленного.
Раздается веселенькая музычка и домой заваливается Туридду.
- Tu qui, Santuzza? - говорит он, не ожидая увидеть её у себя дома. - Пасха ведь. Все на праздник пошли, а ты чего?
Его можно понять: всю ночь он провел с Лолой; утром смылся от Альфио. Потом, видимо, отсыпался где-нибудь в поле в стоге сена. Наконец пришел домой, голодный. Ему бы пожрать, да пропустить стаканчик, а тут сидит эта грымза.
Ну, а Сантуцца садится на своего конька и начинает пилить парня. С этого места и начинается большущий дуэт. Ругань под прекрасную музыку.
- Ты где был?
- Не твоё дело.
- Как же, не мое. По твоей милости я тут сижу одна и не могу показаться на глаза честным людям.
- Тебя никто не заставлял.
- Ах, ты кобель этакий, тебя видели с утра. Ты выходил из дома жены Альфио.
- Отвали, дура.
- Ну, ты и сволочь.
- САНТУ-У-У-У-У-Ц-Ц-А-А-А-А! Дай мне спокойно пожрать.
- Пожрать тебе. Что ж тебя твоя зазноба-то не покормила?
- Слушай, уйди от греха подальше, а? Задолбала ты меня своей ревностью.
- Да я ведь люблю тебя, козла... Хны-хны-хны.
Вдруг неподалеку слышится песенка. Это Лола идет в церковь. У Туридду снова кровь взыграла. Он выходит из дома встретить Лолу. Сантуцца за ним. А Лола знай себе напевает. Потом оборачивается и замечает любовника.
- О, Туридду...
- Лола, куда идешь?
- Да вот в церковь, праздник все-таки.
- Постыдилась бы, - это, естественно, Сантуцца говорит.
- А ты чего, Туридду, не идешь? Пошли, - зовет Лола, не обращая внимания на соперницу.
- Да Сантуцца тут пристала, как банный лист.
- Ой, Сантуцца, здравствуй.
- Да как у тебя язык еще не отсох, "сучка ты крашеная!"
- "Ну почему же крашеная, это мой натуральный цвет…" Простите, синьора, если я Вас чем-то оскорбила.
- Ах ты, дрянь.
- Сама такая. Так ты идешь, Туридду?
- Иду.
Лола уходит. Туридду возвращается, чтобы взять пиджак. По пути он запихивает Сантуццу обратно в дом; но та не унимается и снова начинает его пилить:
- Ах ты гад, тебе на меня наплевать!
- Да пошла ты, мать твою так и растак. Чего тебе от меня надо?
- Туридду, послушай!
- Отвали!
- Послушай.
- Отвали!
- Вернись ко мне, "я тебе ребеночка рожу и петь научу, так жалостно: "Уно, уно, уно, ун моменто"…
- Господи, да за что же мне такое наказание-то? Я же человеческим языком говорю, отвали!
- Нет, останься, останься, останься...
Рассвирепел мужик и как вмажет ей со всей силы. Так вот, швырнул он её, значит, но баба-то настырная попалась. Она вновь в него вцепилась мертвой хваткой.
- Не пущу, - говорит. - Не пойдешь ты к ней.
- Пошла на хрен.
Отпихнул он Сантуццу и пошел. А она ему вслед и орет:
- Да будь ты проклят в день святой Пасхи!
Страшное это проклятье, да еще и в святой праздник. Испугался Туридду и сиганул от нее, как от огня. Побежал в церкву.
Сантуцца вся в слезах и соплях опять осталась одна. Но не надолго. Смотрит девушка, по дороге идет Альфио. И она решила: раз уж у неё судьба сломана, то надо испортить жизнь и всем окружающим.
- Здравствуй, Сантуцца! - говорит возчик. - Почему ты не в церкви?
- Не могу я по милости Туридду туда идти. А вот твоя женушка, несмотря на то, что она тебе не верна, преспокойно пошла на службу.
- Что это ты мелешь, баба?
- А ты что, ничего не знаешь? Так я тебе расскажу. Твоя ненаглядная Лола путается с Туридду.
- Врешь, стерва.
- Не вру, хоть у кого спроси, все знают.
- Ну, если это правда, то не будет никому пощады. Вендетта моя будет страшна.
Альфио клянется отомстить и уходит. Уходит и Сантуцца.

Интермеццо. Очень красивая музыка, которая разделяет оперу на две неравные части. Его тоже очень любят исполнять в концертах; а Пуччини мотвчик так понравился, что он тут же сделал его основной темой Мюзетты в "Богеме" - стырил музыку, проще говоря...

Поселяне и поселянки возвращаются с пасхальной службы. Звучит радостная музыка, как и в начале оперы. Раздается звон колоколов.
Туридду поджидает на улочке Лолу и зовет ее и всех крестьян выпить по стаканчику доброго вина. Крестьяне собираются около дома Лючии. Туридду наливает всем и каждому и поет Brindisi. Все присоединяются к нему. "За тех, кто нам дорог!" - предлагает парень, обращаясь к Лоле. "За радость и удачи!" - отвечает та. Естественно, в деревне все всё знают. Люди перешептываются, многозначительно глядя на любовников. Но от вина, конечно, никто не отказывается.
Вдруг появляется Альфио.
- Веселитесь? - спрашивает он. - Ну-ну...
- О, добро пожаловать, - говорит Туридду. - Присоединяйся, выпей с нами.
Возчик швыряет предложенный ему стакан. Крестьяне чувствуют, что сейчас начнется настоящее шоу. Что же будет дальше? Туридду понимает, что Альфио его оскорбил и, кинувшись к мужу Лолы, кусает его за ухо. Это такой сицилийский обычай: типа, на дуэль вызвал. Тут все понимают, что шоу никакого не будет и что надо бы поскорее убираться восвояси. Люди расходятся, запирая двери и окна: никто ничего не видел, никто ничего не знает - Сицилия, одним словом... Вот поэтому все мафиози там всегда и скрываются. Они знают, что никто их не выдаст. А Лола понимает, что сейчас она лишится или любовника или мужа. Повезло девушке. А если победит муж, то и ей живой не быть явно. Короче говоря, все расходятся. Остаются только Альфио и Туридду. Они договариваются о месте поединка и об оружии. Решено драться, естественно, на ножах. Альфио спокоен, правда на его стороне. Туридду пьет и рассказывает сопернику свою историю. Рассказывает и пьет, рассказывает и пьет. Возчику в конце концов надоедает слушать пьяные бредни.
- Слушай, заткнись, ради Бога, - говорит он. - Меня совершенно не волнует, почему ты такой козел. Я пошел за околицу и буду ждать тебя там. Понял?
- Щас, щас, я приду, - говорит Туридду заплетающимся языком.
Альфио и секунданты с обеих сторон уходят, а этот полудурок бежит домой, чтобы проститься с мамою. Звучит знаменитая ария Туридду: "Mamma, Mamma! Quel vino".
- Мама, - поет он, - мама, лишний стаканчик мне не помешает. Пойду-ка я выйду на улицу. Только об одном тебя прошу, благослови меня, как в то утро, когда я уходил в солдаты. И тогда я буду уверен, что вернусь. Помолись за меня Богородице перед алтарем...
- Perche parli cosi, figliuol mio?
- Oh! Nulla! Это вино во мне говорит. Попроси за меня Бога. Un bacio, mamma… Un altro bacio… Addio!
Вырвавшись из материнских объятий Туридду спешит за околицу, где его дожидается Альфио.
- Туридду! Туридду! А-а-а-а-а-а-а-а! Сантуцца! - кричит Лючия подоспевшей девушке. - Куда он пошел? А-а-а-а-а-а! Что там, что?!!
В деревне все затихает. Везде царит напряжение. И вдруг эту гнетущую тишину прорезает жуткий женский вопль.
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а! Убили Туридду!
Крик приближается.
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а! Убили Туридду!
Все в ужасе. Больше всего, конечно бабы расстроились. Первого деревенского красавца замочили. Все.
Финал.
Занавес.

Призрачная справка:

"Сельская честь" Масканьи, по сути, стала первой "веристской" оперой, открыв это направление в истории заката итальянской оперы. "Сельскую честь" принято считать "лучшей оперой" Масканьи, и немногие меломаны в состоянии назвать какие-то иные опусы композитора.
В России опера была впервые исполнена в Москве силами Итальянской оперной труппы в 1891 году. В том же году состоялась "русская" премьера в Екатеринбурге.
Большой популярностью пользуется фильм, снятый Дзеффирелли в 1982 году (Образцова, Доминго).

© Призрак Оперы
 
Хор турецкого на сегодняшний день - это настоящий театр песни, который сопровождается особой режиссурой их вдохновителя. Это новый формат вокально-музыкального шоу, который уже приобрел свою заслуженную популярность во всем мире. Сегодня приобрести билеты на хор турецкого не так-то просто, но мы готовы помочь вам в вашем желании посетить это яркое, наполненное впечатлений, незабываемое мероприятие. Вы можете зайти к нам на сайт, чтобы осуществить заказ билетов у наших операторов. 

Публикация: 10-04-2010
Просмотров: 3319
Категория: Наш ликбез
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.