ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Джузеппе Верди "Отелло"

Джузеппе Верди "Отелло"Опера в четырех действиях.
Либретто Ариго Бойто по трагедии Вильяма Шекспира "Отелло, или Венецианский Мавр".Джузеппе Верди
"Отелло"

Первое исполнение состоялось 5 февраля 1887 года в Милане.

Действующие лица:
Отелло, мавр, полководец Венецианской республики (тенор)
Яго, знаменосец (баритон)
Кассио, капитан (тенор)
Родриго, венецианский дворянин (тенор)
Лодовико, посол Венецианской республики (бас)
Монтано, предшественник Отелло в управлении островом Кипр (бас)
Герольд (бас)
Дездемона, жена Отелло (сопрано)
Эмилия, ее служанка, жена Яго (меццо-сопрано)

Солдаты и матросы Венецианской республики, жители Кипра, дети.
Действие происходит в приморском городе на острове Кипр в конце XV в.

1 действие

Кипр. Гавань. Шторм. Гроза. "Буря мглою небо кроет". Все ждут прибытия генерала Венецианской республики - мавра Отелло, назначенного губернатором острова. И вот, наконец вдали, показался парус.
- Парус! Парус! Штандарт! Это корабль полководца... Он разобьется о скалы! На помощь! - кричит и волнуется народ. - Господи, помоги ему!
Бог молитвы услышал, и парусник благополучно пристает к берегу.
- Esultate! - восклицает Отелло. - L'orgolio musulmano sepolto è in mar; nostra del cielo è gloria! ("Ликуйте! Гордость мусульман потоплена в море; Небеса даровали нам победу!" - это так называемый "Выход Отелло", где тенор демонстрирует свою способность (или неспособность) к лёгкому взятию верхнего "си-бекара"). - Evviva Otello! Evviva, evviva, evviva! Vittoria, vittoria! С "приехалом" тебя! - радуются киприоты, славя победителя.
Буря стихает, из-за туч появляется солнце. Все счастливы! Не рады только Яго и Родриго. Родриго давно влюблен в Дездемону, но она предпочла ему, молодому и красивому, не вполне свежего (в смысле, старого) мавра. Яго же ненавидит Отелло из-за того, что тот отдал чин капитана Кассио, а он, Яго, так и остался паршивым знаменосцем. К тому же, судя по всему, Яго - расист.
- Ну, Родриго, что ты думаешь? - спрашивает Яго.
- Я утоплюсь...
- Дурак тот, кто топит себя из-за любви к женщине.
- Я не знаю, как мне ее завоевать.
- Предоставь все времени. Дездемона молода и красива. Скоро поцелуи дикаря станут ей противны. И вот тогда появишься ты, весь в белом. Она не сможет устоять перед таким красавцем. Слушай меня: хоть я всем показываю, как люблю мавра, на самом деле я его ненавижу. Поэтому помогу тебе. Понял?
- Ага.
- Ты только слушайся меня.
Тем временем в главном зале все отмечают победу генерала и его свадьбу. (Отелло с Дездемоной поженились перед самым отплытием венецианского флота на битву. А сейчас у них первая брачная ночь). Киприоты пьют и веселятся. Не пьет один лишь Кассио: ему нельзя, он "анонимный алкоголик". Яго это прекрасно знает, а посему намеревается подпоить молодого человека и затеять с ним ссору (естественно, чужими руками), чтобы опорочить того в глазах Отелло.
- Эй, Родриго, подлей-ка Кассио вина! - говорит он.
- Я больше не пью, - отвечает юноша.
- Да, брось ты, Кассио! Грех не выпить за великую победу и за свадьбу Отелло и Дездемоны! Эй, парни, всем вина!
Яго поет веселую застольную песню. Родриго следит, чтобы кубок Кассио оставался наполненным. Молодой человек быстро пьянеет, начинает подпевать Яго - который, тем временем, успевает сказать Родриго, чтобы тот нашел момент и посмеялся над подвигами юного капитана. Венецианец так и делает. И вот уже "в дупель" пьяный Кассио выхватывает шпагу, пытаясь убить насмешника. Появляется бывший губернатор Кипра Монтано. Он хочет утихомирить разбушевавшегося юнца, но ему это не удается. Более того, Кассио кидается с оружием на самого Монтано. Вспыхивает драка: дерутся уже все подряд, кому не лень. Яго посылает Родриго поднять тревогу, чтобы Отелло собственными глазами увидел, какого пьяницу и дебошира он назначил капитаном. Сам же злодей вяло пытается утихомирить товарищей.
Родриго все сделал, как надо - в сопровождении стражи появляется генерал.
- Опустить оружие, мать вашу! - страшным голосом кричит Отелло. - Вы что тут, охренели все? Яго, что случилось?
- Э-э-э, дык… не знаю, мой генерал... Только что все парни здесь были друзьями, как вдруг схватились за мечи. Я пытался их остановить...
- Кассио, - обращается Отелло к внезапно протрезвевшему юноше, - как ты мог так забыться!
- Простите, генерал, мне нечего сказать...
- Монтано?
- Я ранен...
- Ранен!.. - гневается мавр, - о, Небеса! Военное время, а вы убиваете друг друга! Да еще своими криками разбудили мою милую Дездемону! Кассио, ты больше не капитан!
- (Oh, mio trionfo! - злорадствует про себя Яго).
- Яго, нужно выставить ночные патрули. Займись этим. Помогите Монтано; отнесите его в дом. Всем очистить помещение!
Раздав поручения, Отелло возвращается в свою опочивальню. На кровати мирно дремлет его молодая жена. Отелло нежно целует её. Как же она прекрасна! (когда спит).
- Во мраке ночи все спокойно (Già nella notte densa s'estingue ogni clamor), так же как и в моем сердце, - обращается генерал к жене. (Это большой и очень красивый дуэт).
Он говорит о том, что пока Дездемона его любит, ему не страшны никакие войны, никакие сражения.
- Ах, мой благородный рыцарь! - отвечает ему Дездемона. - Надежда вела нас к этим объятьям. Ты помнишь, как все было?
Отелло, конечно, не молод, но - невзирая на многочисленные удары по голове, полученные в боях, что-то ещё помнит. Естественно, он не забыл, как эта юная наивная девушка находила любой предлог, чтобы послушать истории Отелло о славных битвах своих, которые он рассказывал её отцу. Он видел на ее лице страдание, когда рассказывал о своих ранах. Видел счастье, когда говорил о победах. "Ты меня за муки полюбила, а я тебя - за состраданье к ним". Дездемона говорит мужу, как сильно она его любит.
- Venga la morte! - восклицает Отелло, - e mi colga nell'estasi di quest'amplesso il momento supremo! (Пусть придет смерть и захватит меня в экстазе любви, в кульминационный момент!) Я уже никогда не буду так счастлив, как сейчас! Дездемона, поклянись, что ты меня никогда не предашь.
- Клянусь, любимый.
- Скажи "Amen".
- Amen.
- Ох! Радость переполняет меня... тяжело дышать, мне надо отдохнуть... (тяжёлые болезни и контузии дают о себе знать и здесь). …Поцелуй меня...
- Отелло!
- Поцелуй... еще один поцелуй. Звезды светят над морем...
- Уж поздно.
- Пойдем... Венера сияет в небе.
(Раз Венера сияет, то понятно, чем надо заниматься в этот час)...
- Отелло!
Конец первого действия.

2 действие

Утро. Кассио печально слоняется по крепости. Вчера он вел себя неподобающим образом и нарушил устав. Что теперь делать? Как вернуть расположение генерала? Яго советует ему поговорить с Дездемоной. Отелло её любит без памяти и сделает всё, о чем попросит жена. Кассио уходит. Яго остается один и поет знаменитое: "Credo in un Dio crudel" (Верю в Творца жестокого). Вот сейчас он показывает (зрителям) свое истинное лицо. Яго - гений зла и коварства! Он ненавидит всех этих жалких людишек с их жалкими чувствами.
- Я отомщу Отелло. Меня он оскорбил, и жизнью он ответить должен за это... Быть лишь орудьем чьей-то воли - вот мой горький удел, вот жизни дар презренный. Клеймо проклятья дано всем людям, ты сын земли и будешь взят землей. Разве могу я простить, что воля мавра всецело вершит моей судьбой. Что он, как псу, бросает мне подачки, остатки от обеда. Разве не прав я, когда в притворной дружбе с мавром средство ищу, чтоб мстить за оскорбленье?.. Искренность, совесть, честность - праздных слов звук пустой. Смертных удел - сырость земли и тленье - венец земного счастья, земных надежд предел... А там? А там? Смерть и забвенье. А Небеса - это "сказки для бабья". А-ха-ха-ха-ха!!!
Закончив свою тираду, Яго замечает в саду Кассио и Дездемону, которые о чем-то разговаривают. В это время в зал входит Отелло. Чем не повод, чтобы начать коварную игру? Как бы невзначай Яго говорит:
- Это огорчает меня.
- Что ты сказал? - вопрошает Отелло, занятый своими делами.
- Ничего... Вы здесь? Просто слово слетело с моих уст...
- Это там, часом, не Кассио ли с моей женой?
- Кассио?.. Нет. Разве стал бы он поспешно скрываться, завидев Вас?
- А мне показалось, что это был Кассио.
- Господин...
- Что тебе?
- Знал Кассио о вашем увлеченье до вашей свадьбы?
- Знал, конечно, знал, а что такое?
- Так. Соображенья. Хочу сличить их, вот и все.
- Сличить?
- Он с нею был знаком до вас?
- Конечно. И между нами выступал не раз посредником...
- Посредником?
- Конечно. А что дурного в этом? Разве он не стоил этого доверья?
- Стоил.
- И оправдал, как видишь.
- Оправдал.
- Так чем ты озабочен?
- Озабочен?
- Что ты задолбил, и повторяешь все за мной, как эхо... Если ты мне друг, открой мне все.
- Вы знаете, генерал, что я глубоко уважаю вас и вашу супругу...
- Говори. Но говори правду, а - не дай Бог, солжешь, убью собственной рукой.
Тут Яго методично, что называется, "с чувством, с толком, с расстановкой" намекает Отелло, что Дездемона слишком много внимания уделяет Кассио. Он молодой, красивый... Ну, и все в том же духе. Отелло начинает нервничать. Яго предупреждает: "Ревности остерегайтесь".
В это время за окном слышится хор селян и селянок с детьми, которые несут Дездемоне цветы. Отелло любуется этой сценой, и все его сомнения исчезают.
Здесь звучит красивый ансамбль, где солирует сопрано. После подношений Дездемона и Эмилия (которая по совместительству работает женой Яго и служанкой Дездемоны), приходят к своим мужьям. Отелло счастлив - он любит и любим. Дездемона, наивная душа, затевает с ним разговор о том, чтобы он простил Кассио. "Не время", - говорит ей муж. Та опять за своё: "Прости, да прости Кассио". "Не время!!!" - генерал начинает злиться, да тут еще и Ягины разговоры. Он хватается за голову. "Приложи платок, - говорит Дездемона, - и все пройдет". Муж отшвыривает платок, а Эмилия поднимает. Яго же его тут же отбирает у Эмилии: платок еще сослужит ему верную службу. Короче говоря, кончается дело тем, что Отелло орет на жену и прогоняет прочь. Он психует:
- Она неверна мне! ("Rea contro me! contro me!"). Ужасно! Ужасно!
- Non pensateci piu (Не думайте об этом больше) - говорит Яго.
- Сгинь! Исчезни!
Ты жизнь мою в застенок обратил.
Пускай меня и больше б обманули,
Да я б не знал.
- Нет, что вы, генерал!
- Часы, когда она принадлежала
Другому, не заботили меня.
Я их не видел и о них не ведал
И в следующую за ними ночь
Спал сладко с ней, спокоен был и весел.
Я на губах у ней не находил
осадка кассиевых поцелуев,
Тот не ограблен, кто не сознает,
Что он ограблен... Прощай, покой! Прощай душевный мир!
Прощайте, армии в пернатых шлемах,
И войны - честолюбье храбрецов,
И ржущий конь, и трубные раскаты,
И флейты свист, и гулкий барабан,
И царственное знамя на парадах,
И пламя битв и торжество побед!
Прощайте, оглушительные пушки!
Конец всему. Отелло отслужил!
(Это - монолог "Ora e per sempre addio sante memorie")
- Успокойтесь, сеньор!
- Мерзавец, помни,
Её позор ты должен доказать!
Вещественно, мерзавец, помни это!
А то клянусь бессмертием души,
Собакой лучше бы тебе родиться,
Чем гневу моему давать ответ.
- Генерал, умоляю, успокойтесь! Может ничего и не было вовсе...
- Ах, зараза, ты уже отступаешь?..
Мавр не в себе. Он готов убить кого угодно. Яго, чтобы самому не помереть от руки психа, приходится добавить яда. Он начинает рассказ про "сон Кассио". Как бы нехотя, злодей говорит, мол, не надо это рассказывать, но вы меня вынуждаете, мой генерал. Он "вешает лапшу" про то, что Кассио во сне якобы звал Дездемону и вспоминал, как они занимались любовью. Отелло представляет себе всякие ужасные сцены разврата. "Виновна", - говорит он. А Яго, умница, так лукаво замечает: "это был только сон". Отелло и верит Яго и не верит. Все же ему нужны доказательства. Тогда Яго вспоминает о платке Дездемоны, который он якобы видел у Кассио.
- А-а-а-а! - кричит Отелло. - Эта гидра (видимо, он имеет в виду ревность) обвивает меня своими змеиными кольцами!..
- Спокойней. Тише!.. - пытается утихомирить его Яго.
- Крови! Крови! Крови!..
Клянусь тобой, мерцающее небо,
В святом сознаньи этих страшных слов
Даю обет расплаты...
Отелло клянется перед лицом Господа убить изменщицу-жену, а Яго там же клянется помочь ему в этом "благородном" деле. (звучит эффектный дуэт - "Клятва").

Конец второго акта.

3 действие


Парадный зал замка. Здесь все готово к приему послов из Венеции. Герольд извещает, что корабль на горизонте.
- Bene sta (т.е. "OK"), - говорит Отелло. - Продолжай, - обращается он к Яго.
- Скоро я приведу сюда Кассио, - отвечает тот, - вопросами и уговорами заставлю его рассказать о Дездемоне. Вы скроетесь, и будете наблюдать за его поведением, его жестами и словами. Будьте терпеливы и получите все доказательства того, что жена вам изменила. А вот и Дездемона. Скрывайте от нее свои чувства… Я ухожу. Помните, платок…
- Уходи! Я с удовольствием бы забыл о нем.
Появляется Дездемона. Она расстроена, что муж не весел и головушку повесил. Об этом она его и спрашивает. Отелло прикидывается, что все у него прекрасно и вежливо обращается к жене:
- Дай мне руку.
Какая влажная! ... Такая влажность - несомненный знак
Уступчивости и любвеобилья.
Горячая, горячая рука
И - влажная. Такую руку надо
Смирять молитвой, строгостью, постом
И умерщвлять. В ней обитает дьявол,
И бесится, и выделяет пот.
Рука дающего не оскудеет,
Могу о ней сказать.
- И будешь прав:
Я сердце в ней свое тебе вручила.
Отелло хочет в это верить; он уже готов забыть все, что говорил ему Яго, но Дездемона (ну, что ты будешь делать?!) снова заводит с ним разговор о Кассио. Она вновь просит мужа простить молодого человека. "Так значит, Кассио ей дорог!" - гневно думает мавр. Он вспоминает разговор с Яго о платке, "расшитом цветами земляники". Этот платок - подарок любви Отелло Дездемоне - Яго якобы видел у Кассио.
- Меня сегодня насморк одолел.
Дай мне платок, - просит муж.
- Пожалуйста.
- Не этот.
Ты знаешь, тот...
- Его со мною нет.
- Действительно?
- Действительно.
- Печально.
Платок достался матушке моей
В подарок от ворожеи-цыганки...
- Неужто?
- Правда. Он из волокна
С магическими свойствами. Сивилла,
Прожившая на свете двести лет,
Крутила нить в пророческом безумье.
Волшебная таинственная ткань
Окрашена могильной краской мумий.
Короче говоря, Отелло несет всякую ахинею, запугивая Дездемону. Он говорит, что пока платок у нее, муж будет ее любить. Но ежели она его отдаст иль потеряет, муж охладеет к ней тот час. Дездемона причитает, мол, лучше бы платка того я б не видала.
- Ага. А что так? - язвительно спрашивает Отелло. - Платок потерян? Где он? Говори!
- Боже мой! - восклицает девушка, - нет, не потерян.
- Так принеси его и покажи.
- После. Это все отговорки, чтобы не говорить о Кассио...
- Il fazzoletto... (т.е. платок) - требует Отелло.
- Кассио всегда был твоим другом, - не унимается Дездемона.
- Il fazzoletto!
- Прости, прости Кассио.
- Il fazzoletto! - орет Отелло.
- Почему ты так кричишь?
- Потому что ты распутница!
- Господи, помоги! Я чиста пред небом и тобой.
- Не лги!
- Клянусь. Я люблю тебя.
- Ah! Desdemona! Indietro! Indietro! Indietro! (в смысле, уйди ты вон отсюда с глаз моих долой).
- Ты плачешь? И я причина твоего горя? В чем моя вина?
- Тебе сказать? Самое черное преступление написано на твоем прекрасном личике.
- Ahime!
- Что? Так ты не шлюха?
- О, Небеса! Нет... Нет, что ты говоришь? Я честная христианка!
Нечеловеческим усилием воли Отелло сдерживается, чтобы не избить жену. Изображая на лице подобие улыбки, он ласково говорит Дездемоне:
- Дай мне снова свою руку, я может не так выразился? Прости, если моя мысль неправильна. Я хотел сказать: quella vil cortigiana che e la sposa d'Otello (эта мерзкая шлюха, что зовется женой Отелло).
С дикой яростью мавр прогоняет Дездемону прочь. Его сердце разбито. Зачем жить дальше? Один-единственный раз за всю оперу, Отелло остается один. Сейчас он ни генерал, ни военачальник, ни муж. Он просто человек, который очень силен снаружи и очень раним внутри. Отелло поет свой знаменитый монолог: Dio! mi potevi scagliar... Он говорит:
- Пускай я чем-то Бога прогневил,
Над непокрытой головой моею
Он мог излить несчастье и позор,
По горло утопить меня в лишеньях,
Сгноить в бездействии...
Я вынес бы и это без труда.
Но ты лишил меня любви той, за кого отдал бы жизнь я.
Погасло солнце, луч погас, который мне давал и жизнь, и счастье.
Все превратилось в ад, она мне изменила. Ах! Проклятье! Позволить ей признаться в преступленье и умертвить затем! Признание! Признание! Доказательство!
- Кассио здесь! - сообщает подоспевший Яго.
- Здесь? Небо! О радость! Ужас! Чудовищная пытка!
- Держите себя в руках. Скройтесь!
Отелло прячется, а Яго вызывает Кассио на разговор о его любовнице Бьянке. Умело манипулируя словами и фразами, Яго, то подходя к месту, где спрятался Отелло, то отходя подальше, создает иллюзию, что Кассио смеётся над податливостью и любвеобилием Дездемоны. А в самый ответственный момент он выхватывает у юноши тот самый платок, который сам же подкинул ему, и проносит его перед глазами Отелло. Всё. Точка. Генерал поверил в измену окончательно.
Когда Кассио удалятся, мавр появляется из укрытия.
- А Вы узнали платок? - спрашивает Яго.
- Это действительно мой?
- Разумеется, Ваш.
- Я изрублю ее на мелкие кусочки. Обманывать меня!
- Безобразница.
- И с кем! С моим подчиненным!
- Тем более.
- Какого-нибудь яду, Яго, сегодня же. Я не буду вступать с ней в объяснения, чтоб не поддаться ее обаянию. Так помни, сегодня же. Достанешь, Яго?
- Зачем яд? Лучше задушите ее в постели, которую она осквернила.
- Хорошо. Хорошо. Знаешь, это справедливая мысль. Это мне нравится.
- А расправиться с Кассио предоставьте мне.
- Прекрасно. Яго, теперь ты - мой капитан.
- Спасибо, мой генерал. - Слышатся фанфары и трубы. - Послы уже здесь, примите их. Но избегайте подозрений, эти господа должны увидеть Дездемону.
- Да, приведи ее сюда.

Сцена вторая.

Лодовико, посол Венецианской республики, сообщает, что Дож и Сенат шлют приветствие триумфатору Кипра. Вот свиток.
- Яго, какие новости? - интересуется Лодовико, - почему я не вижу Кассио?
- Он в немилости у Отелло, - отвечает тот.
- Я думаю, что муж его простит, - вступает в разговор Дездемона.
- Ты в этом уверена? - рычит на нее Отелло.
- Что ты сказал? - переспрашивает девушка.
- Он читает, вам он ничего не говорил, - поясняет Лодовико.
- Возможно, Кассио вернет расположение генерала, - замечает Яго.
- Яго, я надеюсь на это, - говорит Дездемона. - Ты знаешь, я испытываю искреннюю привязанность к Кассио.
- Заткнись! - кричит на жену Отелло.
- Perdonate, signor…
- Дьявол, заткнись же!
- Держите себя в руках! - восклицает Лодовико.
- Позвать Кассио! - требует Отелло.
Когда появляется молодой воин, Отелло обращается ко всем присутствующим:
- Господа! Дож... (к Дездемоне - Как ловко ты пускаешь слезы!) ...требует меня в Венецию и приказывает передать пост губернатора Кипра Кассио!
- Ад и смерть! - Яго в шоке, но быстро приходит в себя.
- Вот указ Дожа.
- Я повинуюсь, - склоняет голову Кассио.
- Видишь? Негодяй, кажется, злорадствует? - говорит мавр Яго.
- Нет, - отвечает тот.
- Команды и отряды… (к Дездемоне - Продолжай свои рыдания!) …корабли и крепость я оставляю под командованием нового губернатора. Мы отплываем завтра.
Затем рассвирепевший Отелло набрасывается на жену и кричит: "На пол!.. и плачь теперь!". Он швыряет несчастную женщину на землю. Ничего не понимая, Дездемона плачет. Почему муж с ней так суров? В чем причина такой перемены? Только вчера он был ласков и нежен, и вдруг стал кидаться на нее, как цепной пес, оскорблять, ругаться. "За что?" - спрашивает Дездемона. Собравшийся народ сочувствует ей. Бедняжка, достался же ей в мужья такой зверь.
Яго, тем временем, ходит между собравшимися. Поднимает с пола указ Дожа, который в сердцах швырнул Отелло, и передает его Кассио. Затем подходит к Родриго и сообщает тому, что он потеряет Дездемону и уже навсегда, так как Отелло с ней завтра же уплывает. Яго советует приятелю убить Кассио, тогда Отелло вынужден будет остаться на Кипре.
Сам же Отелло уже не в силах больше слушать, как люди сочувствуют его жене, не может больше видеть испуганных взглядов, которые они бросают на него самого. Да еще и Кассио пытается успокоить Дездемону. Отелло кричит:
- Бегите! Все разбегайтесь от Отелло! Кто не спрятался - я не виноват.
- Муж мой! - плачет Дездемона.
- Anima mia, ti maledico! (Душа моя, проклинаю тебя!)
Но сам от себя я не могу убежать!..
Кассио лежал с ней. Прижимался...
Это мерзость. Платок.
Заставить сознаться и повесить.
Нет, сначала повесить, а потом заставить сознаться. Я весь дрожу...
Боже, как подумаю... Носы, уши, губы. Тьфу!
Я падаю. Заставить сознаться.
О, дьявол!
Il fazzoletto! Il fazzoletto! Il fazzoletto! А-а-а-а-а-а.
Отелло падает без чувств.
Это триумф Яго. За сценой все славят великого воина: "Evviva Otello! Слава тебе, лев Венеции!" Яго же, глядя на распростертое у его ног тело генерала, говорит с презрением: "Посмотрите, вот он - ваш "Лев Венеции"; лежит тут у моих ног". И кидает на него il fazzoletto.
Конец третьего акта.

4 действие

Спальня Дездемоны и Отелло. Дездемона плачет. Она все еще не может понять, почему муж так переменился по отношению к ней. Верная служанка Эмилия успокаивает госпожу. Мол, милые бранятся - только тешатся. "Погогочут гусаки и перестанут, погогочут и перестанут". Но тяжкие предчувствия не оставляют Дездемону. Она вспоминает, что когда-то у её матери была служанка, а звали ее Барбара (в смысле варварка). Была у ней такая излюбленная песенка старинная про иву; с ней она и умерла.
- Вот эта ива у меня сегодня
весь вечер не идет из головы.
И, пока Эмилия расчесывает ей волосы, Дездемона затягивает грустную la canzon del Salice.
Вдруг слышится какой-то шум.
- Послушай, кто-то плачет! - вздрагивает девушка.
- Да нет, это ветер… - отвечает Эмилия.
Дездемона продолжает петь. Уже стемнело. Поздно. Эмилия прощается с ней, но Дездемона не может её отпустить, ей страшно. А что делать? Служанка уходит. Девушка остается одна и молится Пресвятой Богородице ("Ave Maria"). Помолившись, она ложится и засыпает.
Под звуки контрабасов в спальню входит Отелло. Он видит юную жену свою. Как она прекрасна и невинна. Мавр все ещё любит Дездемону. Он склоняется к ней и нежно целует. От этого поцелуя девушка просыпается:
- Кто здесь? Отелло?
- Si. Молилась ли ты на ночь, Дездемона?
- Естественно.
- Если у тебя есть какой-то страшный грех, быстро проси Небеса о прощении.
- Perche?
- Поторопись. Тогда я не убью твою бессмертную душу.
- Ты говоришь об убийстве?
- Si.
- Господи, прости!
- Amen.
- И ты тоже прости меня, Отелло.
- Думай о своих грехах.
- Мой грех в любви.
- За это ты умрешь.
- За то, что я люблю тебя, ты убьешь меня?
- Ты любишь Кассио.
- Да нет же, Боже мой!
- А как же платок, который ты отдала ему?
- Это не правда!
- Я видел его у Кассио в руках.
- Не виноватая я!
- Признайся!
- Клянусь!
- Не лги! Уже на смертном ты одре!
- "Я не хочу умирать, я еще слишком молода, чтобы умереть".
- Нет, ты умрешь сейчас.
- Помогите! Я не люблю Кассио… Позови его, и сам спроси.
- Он умолк навсегда.
- Господи! Мертв?
- Мертв.
- Его предали.
- Ты смеешь о нем плакать?
- Отелло… не убивай меня… Умоляю.
- Умри!
- Дай мне прожить эту ночь.
- No!
- Хоть час.
- No!
- Хотя б минуту.
- No!
- Ну, хоть молитву дай прочесть.
- E tardi! (поздняк метаться, в смысле)
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! - Отелло душит Дездемону.
- Теперь она спокойна, как сама смерть.
Вдруг слышится стук в дверь.
- Откройте! Откройте!
- Кто здесь? Кто стучит? - спрашивает мавр.
- Синьор, мне надо сообщить вам очень важную новость. Откройте!
- Эмилия! Что случилось?
- Кассио убил Родриго!
- А сам Кассио?
- Жив.
- Кассио жив! - Отелло разгневан.
- Несправедливо… Несправедливо убит, - говорит Дездемона, каким-то чудом пришедшая в себя.
- Кто там стонет?.. - спрашивает Эмилия. - Orror!
- Умираю невинной, - продолжает петь Дездемона.
- Господь всемогущий, кто это сделал?
- Никто… сама… скажи моему господину… я умираю невинной… прощайте.
И девушка умирает, на этот раз уже окончательно, видимо, от горя.
- Она лжет, - заявляет Отелло. - Это я ее убил!
- Убийца! - кричит Эмилия.
- Она была шлюхой Кассио. Мне Яго сказал.
- Яго?
- Яго!
- Болван! И ты ему поверил?
- Ты смеешь это отрицать?
- Я не боюсь тебя.
- А зря.
- Все сюда! На помощь! Отелло убил Дездемону!
В спальню сбегаются люди.
- Что случилось? Orrore! Orror!
- Яго, - обращается Эмилия к мужу, - опровергни все, что говорил этот грязный убийца. Ты веришь в невиновность Дездемоны?
- Я верю, что так было, - неопределенно заявляет Яго.
- А как же платок, который был в руках у Кассио? - спрашивает Отелло.
- О Небо всемогущее! - рыдает Эмилия.
- Молчи! - угрожает ей Яго.
- Нет! Я все скажу!
- Молчи!
- Да пошел ты!
И Эмилия рассказывает всему честному народу, что платок, который послужил Отелло доказательством измены, она, Эмилия, подняла, когда мавр отшвырнул его. А Яго отобрал его у нее и подкинул Кассио. Кассио же говорит, что, вернувшись домой, нашел у себя на полу платок с красивейшим узором. Вот и все.
- А-а-а-а-а-а, может сам все расскажешь? - требует от Яго Отелло. До него, наконец, дошло, что он стал жертвой интриг коварного злодея. Он собственными руками уничтожил ту, которую любил больше жизни, поверив обману.
- Фигушки, - кричит Яго и бойко прыгает в окно.
- Схватить! Поймать собаку! - отдает приказ Лодовико. - Отдайте мне ваш меч! - говорит он мавру.
- И ты осмелишься меня обезоружить? - страшным голосом ревет Отелло, поднимая оружие. Но все спокойны. Кажется, никто больше не боится некогда грозного воина. - Я не страшен, хоть и вооружен. (Niun mi tema se anco armato mi vede). Это конец моего пути. О, Слава! Отелло больше нет...
Мавр опускает меч и идет к кровати, на которой покоится Дездемона. Он смотрит на нее и не может наглядеться.
- Как ты бледна, тиха, но все еще прекрасна. Родилась ты под проклятой звездой. Дездемона! Дездемона! … Ah! morta! … morta! … morta!…
Тайком он достает из-под одежды кинжал.
- Но у меня есть оружие!- восклицает Отелло и закалывается.
- О, ужас! - кричат все присутствующие.
- Я убил тебя, жена моя ... я целовал тебя. Еще один поцелуй. Un bacio… un bacio ancora… ah! un altro bacio… еще один, только один поцелуй…
Умирающий Отелло пытается дотянуться до любимой. Но силы покидают его, и он умирает. Все в трауре.

Занавес.

© - цитаты из "Отелло" В.Шекспира, выделенные таким шрифтом, даны в переводе Б.Пастернака.


Призрачная справка:

Опера "Отелло" была написана композитором после шестнадцатилетнего творческого перерыва - и, вполне определённо, знаменует собой новый этап в творчестве композитора. "Отелло", пожалуй, на сегодня является самой исполняемой оперой Верди во всём мире.

Русская премьера оперы состоялась в 1887 году в Мариинском театре - главные роли исполняли Фигнер, Павловская и Чернов.

© Призрак Оперы

Публикация: 25-04-2010
Просмотров: 3499
Категория: Наш ликбез
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.