ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Роберто Аланья в Петербурге

Роберто Аланья в Петербурге1 ноября знаменитый тенор Роберто Аланья выступил в Михайловском театре с единственным концертом. 
Певец находится в великолепной вокальной и технической форме; он строен, подтянут и переполнен энергией. Его настоящий спинтовый тенор, звонкий наверху и достаточно плотный в нижней части регистра, хорошо наполняет театр. Аланья исполнял традиционный для него репертуар: арии Верди "среднего веса", Гуно, Доницетти, Пуччини.

Однако порадовала и нетривиальность концертной программы: в знак уважения и симпатии к русской публике он спел Строфы Нерона из оперы Антона Рубинштейна "Нерон". Забавно, но тем самым Аланья как бы "утёр нос" всем русским певцам и руководителям от музыки: эта опера ставилась в России только в XIX веке, и с тех пор у нас только баритоны иногда пели знаменитую "Эпиталаму" ("Пою тебе, бог Гименей!") - а между тем, теноровые Строфы Нерона записаны даже великим Карузо; в исполнении же русских теноров существует только одна запись: солист Императорских театров Лев Клементьев записал их в 1903 и 1909 годах. Кроме этого, Аланья спел развёрнутый и экспрессивный монолог из оперы своего брата Давида "Последний день приговоренного к смерти" - интересный опыт, если можно так сказать, нео-веризма.

Как и водится в концертах подобного рода, была привезена вполне безвестного уровня певица - сопрано из Ирландии Селин Бёрн, показавшая в нескольких ариях и дуэтах ужасное владение иностранными языками и весьма посредственные вокальные данные. Судя по более чем галантному обхождению Аланьи, певица, очевидно, обладает какими-то иными достоинствами. Хотя вполне возможно, что тенор просто блистал своими актёрскими качествами - которых, надо отметить вполне справедливо, ему не занимать. Это стало ясно ещё в первой арии, но особенно разошёлся он в "бисах": сначала - смерть Отелло Верди, а затем - буквально ещё одно отделение концерта. Тут была и испанская канцонетта "Лолита" Буцци-Печчиа, не менее популярная "Гранада" и (куда денешься!) - неизбежная "Sole mio".

Однако, увы! - никак нельзя обойти молчанием ещё одного участника этого концерта, взявшего на себя роль "ложки дегтя", а именно - Эрмитажный оркестр. Основанный когда-то на базе камерного оркестра "Санкт-Петербург Камерата", коллектив ещё в девяностые годы превратился в руины. Они "разъезжаются" там, где это, казалось бы, совсем невозможно; медь играет форсированно, но при этом фальшивит и киксует. Порой казалось, что группы оркестра впервые встретились на концерте, а струнники были не способны сыграть вместе даже простейшие аккорды.

Как когда-то сказал Евгений Мравинский, "что бы ни случилось в оркестре, плохое или хорошее - во всём "виноват" дирижёр". На концерте в оркестре случалось только плохое, а вина капельмейстера (г-на Сладковского) во всём была очевидна. Человека, элементарно не умеющего аккомпанировать певцу (а уж дуэты вообще превращающим в катастрофу) и неспособного "собрать" оркестр, трудно вообще назвать профессионалом. Открывавшая концерт увертюра к "Силе судьбы" Верди, наверное, прожила самый чёрный в своей истории момент.

Хотя причина, по которой этот "коллектив быстрого реагирования" омрачает питерские музыкальные конкурсы и другие мероприятия, вполне очевидна: это его дешевизна. Ведь ядро всевозможных фондов и прочих организаций, организующих подобные мероприятия, составляют купцы - или как говорят ныне, "бизнесмены". Ход их мысли очевиден и предсказуем: потратился на звезду, сэкономлю на оркестре. (Напомню, что концерт организовывал фонд "Музыкальный Олимп", а не Михайловский театр). К сожалению, в искусстве такие принципы не проходят, как и стремление "отбить бабки" на заоблачных ценах за билеты: на концерт Аланьи они достигали 8 тыс. рублей, а женщине, предлагавшей у входа билет за три тысячи, не то, что руки не отрывали: от неё шарахались. Во время исполнения увертюры, открывавшей концерт, партер был наполнен едва наполовину. Хорошо, что администрация театра открыла двери партера, и пустые места в зале заполнили работники театра, отчаявшиеся студенты и другая публика. Думается, это было не только вполне демократическое, но и гуманное решение: вряд ли тенор испытал бы большой душевный подъём, выйдя на рампу к полупустому залу.

Тем не менее, невзирая на досадные нюансы, концерт удался. У всех было ощущение праздника, а после очередного "биса" директор театра г-н Кехман лично вышел на сцену с огромным букетом цветов - за которым, судя по всему, кто-то только что сбегал в магазин…

Перед самым последним "бисом" Роберто Аланья с помощью переводчика объявил залу, что всё, что мог с оркестром, он уже спел: нот больше нет, и потому он споёт собственное своё сочинение "Отче наш", которое войдет в его следующий альбом. И Аланья в самом финале дивно спел a capella, на словах: "Amen, amen!" медленно уйдя за кулисы. Это стало едва ли не самым прекрасным номером почти трёхчасового концерта - и не только потому, что наконец-то умолк безобразный оркестр.

Призрачная справка:
Роберто Аланья родился во Франции в семье сицилийцев. Начал учиться музыке в возрасте 10 лет, в 1987 году Аланья поступил в оперную школу в Париже, а уже в 1988 году молодой тенор завоевал первую премию на конкурсе Лучано Паваротти в Филадельфии. В это же время он дебютировал в партии Альфреда в опере "Травиата" на Глайндборнском фестивале в Англии, и уже вскоре в этой же роли Аланья дебютировал в миланском Ла Скала.

Роберто Аланья успешно выступал в роли Рудольфа в "Богеме" на ведущих мировых сценах: в Ковент Гарден, в Венской опере, в Метрополитен Опера, в Ла Скала.

У певца обширная дискография. В разное время он участвовал в записи опер "Травиата" и "Риголетто" Верди, "Любовный напиток" Доницетти, "Сказки Гофмана" Оффенбаха, "Джанни Скикки" и "Богема" Пуччини. В течение 10 лет Аланья записал обширный оперный репертуар, включая как оперы, так и сольные концерты, дуэты, духовную музыку, и за свои записи был удостоен многочисленных наград: Премия Дойче Граммофон, Грэмми, Лучшая запись года, Золотой диск и др. В мае 2004 г. Роберто Аланья подписал эксклюзивный контракт с Deutsche Grammophon. Первая запись на этом лейбле - "Роберто Аланья поет Луиса Мариано" - стала дважды платиновой и разошлась тиражом более 400000. Также был выпущен ряд DVD: сольный концерт по случаю открытия после реконструкции зала Гаво в Париже (январь 2005) и две новые оперные постановки - "Сирано де Бержерак" Альфано (январь 2005 г.) и "Паяцы" Леонкавалло в Вероне (июль 2006 г.)

Значительное место в карьере певца занимает кинематограф. Впервые он появился на экране в 2001 году в фильме-опере "Тоска", который имел огромный коммерческий успех. Сейчас в работе новые постановки, включая адаптированный фильм "Паяцы".

В ближайших планах Роберто Аланья - участие в постановках "Ромео и Джульетта" и "Мадам Баттерфляй" в Нью-Йорке, "Аида" в Барселоне, "Орфей" в Болонье и Монпелье, "Сирано де Бержерак" в Монте-Карло и Риме, "Фауст" в Оранже, Вене и Париже, "Ласточка" в Нью-Йорке, "Паяцы" в Нью-Йорке, "Трубадур" в Лондоне, "Кармен" в Нью-Йорке, Лондоне, Берлине и Барселоне, "Тоска" в Оранже, "Адриана Лекуврер" в Барселоне и др.

© Кирилл Веселаго 

Публикация: 1-05-2009
Просмотров: 3419
Категория: Вокалисты, Рецензии
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.