ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Евгений Федорович Светланов

Евгений Федорович СветлановСуществуют художественные явления с ярко выраженным национальным обликом, присущим определенной культуре: французский импрессионизм, опера-буфф, искусство Шагала, драмы Вагнера и Мусоргского и т.д. - список можно продолжать. Они давно принадлежат мировой, отнюдь не массовой, культуре, хотя и вызывают справедливое чувство национальной гордости у просвещенной части того или иного народа. Естественно, соревновательность в их оценке неуместна. Но есть в искусстве, особенно в исполнительском, ряд мастеров с "лица необщим выраженьем", рожденных определенной национальной школой. К ним, на мой взгляд, относится Е. Ф. Светланов. Он в одном ряду с Рахманиновым, Репиным, Шаляпиным, Гречаниновым, Мясковским и Глазуновым. Его дирижерское творчество отмечено индивидуальным звуковым колоритом, масштабом и мощью, вышедшими из глубинного ощущения музыкантом образов России. В исполнительстве он в большей степени привержен широте рахманиновского распева, многослойности глазуновского оркестра, мудрости танеевской полифонии, нежели изыскам европейского классицизма или отвлеченной философии симфонизма Брамса.

Светланов, под стать себе, создал неповторимое звучание Госоркестра. Струнные у Светланова всегда были полнозвучны. Даже в "пиано" они не теряли насыщенности тона. Своей мощью и распевностью группа медных духовых была подобна звучанию мужских хоров старинных русских обителей. В апогеях светлановских кульминаций экстатические взрывы медных ошеломляют. А соло деревянных духовых завораживает своей мягкостью и задушевностью, подобно пастушьим наигрышам в бескрайних полях Руси уходящей. Звуковая палитра оркестра словно воспроизводит многокрасочный колорит кустодиевских полотен.

Для Высокой Оды своему отечеству Светланову было недостаточно нескольких имен избранных авторов. Целью и главным трудом своей жизни он избрал подвижническую миссию - объять и запечатлеть сокровища российской музыкальной культуры. Не прерывая интенсивной концертной деятельности, он создал фонографическую антологию всей русской симфонической музыки. Его труды уникальны и не имеют аналогов в дирижерском искусстве. Но среди многих имен есть одно, бесконечно близкое и любимое им - Сергей Васильевич Рахманинов.

Дирижер проникновенно, светло и целомудренно пропел лучшие страницы рахманиновской лирики. Вторая симфония Рахманинова в руках Мастера превратилась в волнующую поэму, а ее медленная часть - в одухотворенный гимн Любви. Прочтение "Симфонических танцев", как и Второй симфонии, стало одним из наивысших исполнительских достижений дирижера. В финале этой незабываемой интерпретации фантастический образ "пляски Смерти", пронизывающий исповедальные сочинения композитора, вырос до масштабов пророческих видений Апокалипсиса.

Рахманинова и Светланова роднит творческая универсальность. Светланов был не только выдающимся дирижером, но и блистательным пианистом, и самобытным композитором, наследником национальных музыкальных традиций. Его артистической натуре присущи сила, богатырский размах и широта души. Он был меньше всего похож на музыканта-схимника, намеренно ограничившего себя узким кругом музыкальных пристрастий. Оперный театр на всю жизнь остался его "первой любовью". Светланов в разные периоды своего творчества осуществил ряд оперных постановок, тщательно отобрав названия. "Сказание о невидимом граде Китеже" и "Тоска", "Золотой Петушок" и "Отелло", "Псковитянка" и неосуществленная мечта - "Мадам Баттерфляй" - вот неполный список любимых опер, поставленных им в театре и на концертной эстраде.

Со своими слушателями Дирижер щедро делился радостью непринужденного общения и с шедеврами "легких" жанров. В одном из концертов Госоркестра Светланов появился в белом смокинге с красной гвоздикой в петлице, что было весьма необычно по тем временам. К тому же, убрав традиционный подиум, дирижер отказался от привычного облика академического музыканта. Блистательно, с артистической изобретательностью и ошеломляющей виртуозностью он сыграл эффектную программу, изысканно сотканную из музыки столь же яркой, сколь и легкомысленной. В ней экстравагантно соседствовали фрагменты венских оперетт с шутливыми опусами юного Шостаковича, а вальсы Штрауса мирно сосуществовали с негритянскими ритмами Гершвина.

Он не изменил себе и в конце творческого пути. После постановки "Золотого петушка" в Большом, концертов с малоизвестными произведениями Брамса, Светланов со своим оркестром и с Ларисой Долиной самозабвенно исполнил культовые мелодии "Битлз" и обработки популярных джазовых хитов.

Но творческая судьба дирижера в возлюбленном Отечестве закончилась трагически. Делу жизни Светланова был внезапно нанесен вероломный удар со стороны равнодушной Власти. Его детище, родной Госоркестр, не без помощи бездарных министерских чиновников, безжалостно отторг своего многолетнего руководителя...

Позднее, находясь за рубежом, в одном из последних интервью, дирижер с горечью отметил катастрофическое разрушение на Родине близкой ему духовной культуры, верность которой он хранил до последних дней своей жизни.

© Юрий Шалыт

Публикация: 7-07-2009
Просмотров: 4172
Категория: Персоналии
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.