ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

хочешь мира, готовься к войне

Большой театр: опять приведён в действие план "Р",
или Большие игры мелких личностей Большого


Большой театр вновь в центре скандала. Точнее говоря - скандала, им же и спровоцированного. Само по себе это вовсе не удивительно, достаточно лишь взглянуть на историю БТ новейших времён.
Основная черта всех "скандалов" - уход творческого, признанного во всём мире музыканта из театра и скорбное сведение домиком бровей на лицах дирекции. Мол, обидела капризная звезда кротких, порядочных и добросовестных административных работников!

Разумеется, дирекция Большого достаточно умна и искушена в различного рода закулисных интригах, чтобы позволить себе лично озвучить различные гадости по поводу выжитых музыкантов - на то целая свора журналистиков есть, они уж всё сделают!
Читаем в листке "МК":

"— Анатолий Геннадьевич, но что ж, Ростропович навсегда порвал с Большим?
— Надеюсь, нет. Я до сих пор считаю его своим другом. Но дальнейшее обсуждать, увы, не могу."

Вот как! Друг, понимаете ли. Да ещё такой благородный... Как тут не вспомнить то, что о таких "друзьях" написал А. С. Пушкин?

Я только в скобках замечаю,
Что нет презренной клеветы,
На чердаке вралем рожденной
И светской чернью ободренной,
Что нет нелепицы такой,
Ни эпиграммы площадной,
Которой бы ваш друг с улыбкой,
В кругу порядочных людей,
Без всякой злобы и затей,
Не повторил стократ ошибкой;
А впрочем, он за вас горой:
Он вас так любит... как родной!

Конечно, невозможно отказать в удовольствии себе и читателю продолжить цитату из газетёнки "МК", где некий Ян Смирницкий авторитетно и с полным знанием дела пишет: "По мнению некоторых оркестрантов [ Ростропович ] совсем не был готов к репетиции, сильно “расходился” с оркестром".
Эвона как! Оркестр, видишь ли, играет "правильно" и "все, как один" - а дирижёр с ними "расходится"!

И пошли писать по всем газеткам "эрудированные" и "осведомлённые" журналисты (уровень писаний которых, надо признать, превосходит уровень разных маргиналов со всяких околооперных интернет-форумов только в одном: фамилию Ростропович они пишут без ошибок. Видать, корректоры всё-таки профессиональные). Пишут вдохновенно: и репетиций-де Ростропович потребовал дополнительных штук восемнадцать (хотя речь шла о двух); и "болен" якобы Ростропович ужасно - слава Богу, М. Л. Ростропович ещё ого-го какую фору молодым писакам в плане здоровья дать может: ведь это только дурость не вылечивается...

А ведь причины ухода маэстро совершенно очевидны и тайной ни для кого не являются: это нарушения, в стенах любого театра (и уж тем более - "главного театра страны") являющиеся совершенно вопиющими: невыученные партии у певцов (!), уровень оркестра (известно, что любой оставшийся без работы оркестрант найдёт себе место в "яме" Большого) и, как следствие - необходимость повторять все по многу раз. (С "Лондон Симфони", разумеется, дополнительных репетиций не потребовалось бы).

Вдобавок, состав оркестра непрерывно менялся - то есть все, что было достигнуто на прошлой репетиции с одним составом, приходилось заново учить с другими музыкантами.

Между тем во всей этой истории совершенно очевидно не только сходство - до мельчайших порой деталей - сценариев конфликта Большого с Г. Н. Рождественским и М. Л. Ростроповичем; вполне понятен и ответ на вопрос: Quid prodest? - кому это выгодно? За каждой историей маячит
Всплески общественного интереса к Большому театру в его новейшей истории никогда не диктовались собственно художественными дос-тижениями труппы.
Нехитрую рекламную политику БТ времён Иксанова-Ведерникова сегодня можно обозначить, как "правило трёх «Р»": Рождес-твенский, Розенталь, Ростропович.

Но если в случае с оперой "Дети Розенталя" Большой "самоут-верждался" за счёт скандальной славы писателя Сорокина и усердия недоумков из Госдумы, то в конфликтах с Рождественским и Ростроповичем в жертву тще-славному самодовольству двух средних чиновников - "и.о." ди-ректора и дирижёра - принесены нервы и здоровье двух выда-ющихся музыкантов мировой известности, а также - далеко не в последнюю очередь - художе-ственной и деловой репутации Большого театра России.

самодовольная и сияюящая от восторга физиономия главного
Всплески общественного интереса к Большому театру в его новейшей истории никогда не диктовались собственно художественными дос-тижениями труппы.
Нехитрую рекламную политику БТ времён Иксанова-Ведерникова сегодня можно обозначить, как "правило трёх «Р»": Рождес-твенский, Розенталь, Ростропович.

Но если в случае с оперой "Дети Розенталя" Большой "самоут-верждался" за счёт скандальной славы писателя Сорокина и усердия недоумков из Госдумы, то в конфликтах с Рождественским и Ростроповичем в жертву тще-славному самодовольству двух средних чиновников - "и.о." ди-ректора и дирижёра - принесены нервы и здоровье двух выда-ющихся музыкантов мировой известности, а также - далеко не в последнюю очередь - художе-ственной и деловой репутации Большого театра России.
дирижёра Большого, г-на А. Ведерникова. Он всякий раз возникает за пультом "весь
в белом" - и на свойственные ему неспособность повести за собой исполнителей, профессиональную беспомощность и серость исполнения всегда готов ответ: дык, не успел подготовиться! "Спасал" спектакли, спасал театр (хотя именно от тех музыкантов, которые действительно могли бы спасти Большой, его администрация отделывается всеми мыслимыми способами).

Скорбный Иксанов подчёркивает, что оркестр Большого раздёргивали на множество составов в связи с "запланированными" записями. Почему-то не уточняя, какой идиот запланировал записи в одно время с репетициями такого грандиозного проекта, как «Война и мир»? (Я уж оставляю за скобками вопрос, какие идиоты купят запись "Щелкунчика" с разухабистым оркестром БТ и г-ном Ведерниковым во главе)...

Исчезновение из афиши Большого имени Юрия Темирканова (и воцарение за пультом всё того же А. Ведерникова) на "Пиковой даме" где-то около года с небольшим назад просто прошло незамеченным. Отряд, как известно, не замечает потери бойца...

Между тем случай с Ростроповичем - не только очередная иллюстрация вопиющего хамства, ставшего "фирменным стилем" БТ в общении с выдающимися музыкантами. Хорошо известно, что поставить «Войну и мир» в Большом - было давней мечтой Ростроповича. Однако, учитывая тот факт, что Мстислав Ростропович лично дружил с Сергеем Прокофьевым, прекрасно знал творчество и считал предстоящую премьеру одним из важнейших творческих свершений его жизни - Большой просто потерял возможность вписать в историю русской оперы уникальное событие (или хотя бы отметиться на страницах этой истории). "Премьера", которая состоится под управлением господ Ведерникова и Сорокина, скорее всего, станет той страницей в истории Большого театра, которую придётся открывать со стыдом, а перелистывать с облегчением.

Сам главный дирижёр Большого г-н Ведерников в своих высказываниях для журналистов с застенчивостью "голубого воришки" Альхена из романа "Двенадцать стульев" стыдливо избегает слова "конфликт", предпочитая словосочетание "рабочий момент". Понимаете? Рабочий момент - то есть, серенький капельмейстер "без шума и пыли" смещает музыканта мировой известности.

Удивил своей позицией руководитель Федерального агентства по культуре Михаил Швыдкой, предложивший "не придавать большого значения размолвкам творческих личностей и коллективов". Швыдкой добавил, что вместо "вмешательства в театральный процесс лучше пойти в театр и насладиться музыкой Прокофьева".
Ужель чиновник от культуры не понимает, что разница в музыке Прокофьева в прочтении того или иного дирижёра незаметной может быть лишь для тех театралов, что готовятся всю оперу "Война и мир" просидеть в буфете?..

"Вы знаете, такие нештатные ситуации очень мобилизуют творческие силы!.." - с дурацкой улыбкой сообщил г-н Ведерников в объективы телекамер. Надо надеяться, что жертв у этого "творческого вампира" больше не будет. Хотя бы среди ныне здравствующих музыкантов - которые наверняка сделают выводы из этой череды скандалов и будут обходить заведение под названием "Большой театр" на почтительном расстоянии.

...В российской прессе удалось обнаружить лишь одну адекватную реакцию на произошедшее. "Российская газета" опубликовала материал, который я приведу здесь полностью:

В редакцию "РГ" позвонил известный петербургский режиссер Алексей Герман, взволнованный ситуацией вокруг премьеры оперы Сергея Прокофьева "Война и мир" в Большом театре. Вот что он сказал по этому поводу.

- Я узнал, что оперой "Война и мир" в Большом будет дирижировать не Мстислав Ростропович, как было обещано и как ожидалось его поклонниками. Сошлюсь по этому поводу на замечательную фразу Зощенко: "У одной докторши умер муж. Ну, думает, ерунда. Оказывается, не ерунда". И вот мы слышим, что оперой "Война и мир" будет дирижировать не Ростропович. Вроде бы пустяки. Но для огромного количества людей страны, поклоняющихся Ростроповичу как великому мастеру, это очень большой удар.

Я не ставлю под сомнение талант главного дирижера Большого театра, но это радости Москвы. А Мстислав Ростропович - это радости всего мира. Я бы, например, не поехал из Ленинграда в Москву на оперу "Война и мир" без Ростроповича, а на Ростроповича поехал бы непременно. И таких людей сотни, а может, и тысячи по нашей стране.

Мстислав Ростропович - гениальный художник, об этом не следует забывать. У нас в России ХХ века таких было лишь несколько: Блок, Ахматова, Пастернак... И со всеми мы ухитрились поступить, мягко говоря, странно. И сейчас тоже поступаем странно. То, что артисты не приходили, как это положено на Западе, готовыми к репетиции, - это я как театральный режиссер знаю прекрасно.

Как правило, это означает простое незнание текста. И на сцене они сначала учат текст, а потом уже начинают работать, вместо того чтобы подготовиться дома. Очевидно, Ростропович с этим столкнулся. Я верю Ростроповичу и в то, что сократили время репетиций. Это наша обычная практика отношения властей, директоров к культуре.

Потом началась какая-то странная кампания по телевидению: то ли театр поссорился с дирижером, то ли нет... А мне неинтересно, поссорились они или нет. Директор Большого театра обязан был обеспечить все условия такому мастеру, потому что мастер сделал бы радость для всех нас.

И везде звучит этот странный намек, который потом дойдет и до власти: что, мол, маэстро уже в возрасте, раздражителен не в меру, быстро устает... Этим, мол, все и объясняется. Я все это тоже знаю - много раз проходил в жизни.

В этой ситуации я бы хотел процитировать Илью Ильфа: "Не надо бороться за чистоту, надо подметать".

Не надо объяснять, почему у нас не будет яркого художественного произведения, надо заставить всех заниматься своим делом. Надо перенести срок премьеры, дать возможность Ростроповичу подготовиться. Иначе все это звучит примерно так: "Знаете что, господа, у нас сегодня Александр Сергеевич Пушкин выступать не будет, потому что мы не успели подготовить помещение. Но согласен выступать Вяземский".

Мы со сталинских времен усвоили, что незаменимых людей нет. А Ростропович - человек незаменимый.

Всплески общественного интереса к Большому театру в его новейшей истории никогда не диктовались собственно художественными достижениями труппы.
Нехитрую рекламную политику БТ времён Иксанова-Ведерникова сегодня можно обозначить, как "правило трёх «Р»": Рождественский, Розенталь, Ростропович.
Но если в случае с оперой "Дети Розенталя" Большой "самоутверждался" за счёт скандальной славы писателя Сорокина и усердия недоумков из Госдумы, то в конфликтах с Рождественским и Ростроповичем в жертву тщеславному самодовольству двух средних чиновников - "и.о." директора и дирижёра - принесены нервы и здоровье двух выдающихся музыкантов мировой известности, а также - далеко не в последнюю очередь - художественной и деловой репутации Большого театра России.

Раз "главный театр Российской Федерации" использует всю мощь своего финансирования (15 из 54 миллиардов рублей, отведённых на всю культуру в России на 5 лет) на удовлетворение амбиций толкового клерка и бестолкового дирижёра - значит, "это кому-нибудь нужно"?
Конечно, нужно. Ну, а кому - понятно...
 
Каждый праздник должен быть запоминающемся. В большинстве случаев праздник нерелигиозного характера, такие как Новый Год, проводят в виде вечеринок с определенным дресс-кодом. Купить можно карнавальные костюмы для девушек взрослых и детей. Зависимо от Вашего вкуса, можно выбрать карнавальный костюм для взрослых и детей на любое усмотрение. 

Публикация: 2-12-2005
Просмотров: 2205
Категория: Очерки и публицистика
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.