ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

НЕПРИЧЁСАННЫЕ МЫСЛИ

По прослушивании... 

Сегодня я подумал, что как было бы хорошо (чувствуете, как неконструктивно уже само начало?)... Так вот, как было бы хорошо, если бы по радио, во всяких "несерьёзных" (причём именно так и устроенных, как "несерьёзные") концертах звучало бы побольше музыки. Хорошей музыки – но, ни в коем случае, не шедевров! (без кавычек; за шедеврами всё-же в концерты ходить надо - или, по крайней мере, не за завтраком слушать)... А просто хорошей музыки – Галуппи, Сальери, Рамо, Телемана... Итальянского немца бы играли; Гайдна... Вообще, как тут не вспомнить "среднюю музыку", "среднюю симфонию" того же композитора, Ак. Юр. Ханона (С.-С. Хонева)?

Просто, положа руку на сердце: сколько конкретно из ста четырёх симфоний Гайдна, - или десятков инструментальных концертов и симфоний Моцарта - необходимы вам в жизни, как воздух? Да, музыка была "служебной"; она заказывалась - и только потому и написана. Ну, скучно было какому-нибудь эрцгерцогу слушать всё время одно и то же... Ведь осмысление, скажем, симфонии, как "глыбы", как некоей безусловной "замашки на шедевр", началось, пожалуй с Бетховена, а закончилось ветвью Малера – тупиковой, но очень богатой ответвлениями, причём многочисленными: только из крупных наших творцов "наших" – Прокофьев, Шостакович, Тищенко...
Вообще, всякая классификация – точнее говоря, систематизация – в музыке надумана в ещё большей мере, чем в любой иной области. Ибо – несмотря на строгость законов музыкальной формы, гармонии, и пр., – такие «ненаучные» категории, как вдохновение, экстаз, душевный подъём... – да что там; в музыке многого штангенциркулем не измеришь!

Борис Иванович Тищенко рассказал мне такую историю: однажды его учитель, Дмитрий Шостакович (их связывали очень дружеские и доверительные отношения), показал Тищенко своё новое сочинение. А затем спросил: "Как вы думаете, Боренька, можно ли этот опус назвать симфонией?" - "Э-э-э... - замялся Борис Иванович. - Я думаю, что нет..." - "Вы совершенно правы!" - ответил Шостакович и назвал сочинение... Четырнадцатой симфонией.

История симфонии, как жанра – это дерево, причём кустистое, ветвистое: вот совершенно высохшая ветвь, для любителей икебаны: немецкая школа(так и подмывает заметить: «так называемая» ): Брамс, Брукнер… «Я памятник себе воздвиг нерукотворный», но – в отличие от Пушкина – торжественно и скучно… А вот особняком кустик, на «русской» ветке: Чайковский. Всего шесть веток, зато – каких! Одна к одной – мощные, и все – в ярких цветах. Другой "русский" побег уже совсем засох: симфонии Глазунова (их, как и повелось у классиков, девять)... Вот, подале, на другой ветке торчит просто отдельное дерево, типа туи или можжевельника: густое, сколько ветвей – и не сосчитаешь! Зато все, как на подбор: гладенькие, ровненькие, приятные для глазу… «Парижские», «Лондонские» – однако всё сплошь классические венские симфонии. Это – Гайдн. Есть и гнилые ветки, искусственно привитые: Шнитке, Хренников… Для кого-то (в том числе, и очень уважаемых мною людей) – оскорбительное перечисление через запятую. Для меня – естественное. В очередной раз говорю: о вкусах не спорят; кто-то любит розы, кто-то – флоксы, кто-то – ромашки, ирисы, васильки или орхидеи. Что же теперь, воевать будем? Или «научно» доказывать «глупость» и «недальновидность» оппонента? Нет, давайте не будем. Всё равно все помрём – и те, кто боготворит Брамса или Шнитке, возможно, въедут в «деревянном бушлате» в ту же самую кремационную печь, что любители Римского-Корсакова, Иоганна Штрауса или Уствольской…

А, коли меньше пафоса – то опять вернёмся к средней музыке: уж коли не несёт она «потрясений», «катарсису», «океана страстей», и прочих прелестей удвоенного симфонического оркестра с хором и солистами – то умиление, хорошее настроение, некая приятность и удовлетворение, подобное тому, которое испытываешь, глядя на добротно сделанную вещицу – будь то простая табуретка или, простите, яйцо Фаберже – в ней всегда присутствует… Да, повторюсь: музыка "классического" времени была сплошь «заказной»: просвещённые монархи нанимали композиторов и музыкантов, а те писали и исполняли музыку, безо всякой потуги на шедевр – в той мере хорошо, в какой позволяли им их мастерство, одарённость, талант и (или) гений. Баховские «Гольдберг-вариации» – мы все знаем, что они ни что иное, как лекарство от бессонницы. Как говаривал мой капитан в бытность мою матросом на яхте: «Ты старайся сделать работу хорошо. Потому, что плохо – оно и само получится».

…И жалко, что сегодня сам жанр трио-сонаты – в забвении (как «несовершенный»; французы тоже заменили несовершенную виселицу – гильотиной, а вот «продвинутые» в техническом отношении американцы – аж электрическим стулом). И сам жанр, и имена многих создателей «средней» музыки – таких, как (отчасти повторюсь) – Корелли, Куперена, Рамо, Пёрселла, Кванца, Глюка, Локателли, Тартини, Бахов-«сыновей», – совсем не слышны ни в эфире, ни… вообще нигде (может быть, за исключением концертов «барочников-аутентистов», среди которых, увы, полно шарлатанов… Но это уже совсем другая история… Было и есть в той музыке то, чего совершенно не хватает современной «поп-музыке»: в названии одной из вещиц упомянутого уже не раз Ханона это звучит открытым текстом: «Спортивное упражнение для мысли».

…А к чему это я? Да вот, одно из немногих некоммерческих классических интернет-радио – «законопослушные» американцы, спешно придумав очередные законы, хотят срочно закрыть «по несоответствию». Обидно мне стало…

© Кирилл Веселаго. При перепечатке и цитировании просьба ссылаться на источник и ставить автора в известность.
  

Публикация: 19-03-2002
Просмотров: 1705
Категория: Очерки и публицистика
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.