ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

"БЕЙ СВОИХ, ЧТОБЫ ЧУЖИЕ БОЯЛИСЬ…"

"БЕЙ СВОИХ, ЧТОБЫ ЧУЖИЕ БОЯЛИСЬ…"На что обиделся Маэстро?

Точнее говоря – за что обидели маэстро? За то, что пригласил на должность главного балетмейстера прославленного Юрия Григоровича, чьи балеты прославили в своё время российский балет на весь мир, да и поныне входят в золотой фонд мирового балета? Или за то, что с назначением своим в Большой Геннадий Рождественский не отказался разом от всех западных контрактов? Так это, извините, неприлично: запланированные несколько лет назад выступления без уважительной причины никто не отменяет; в мировой практике это считается самым серьёзным этическим «проколом».
Тем не менее, в истекшем сезоне Геннадию Николаевичу пришлось отменить множество контрактов, что было непросто. Однако это не помешало присяжным острякам уже в начале сезона присвоить ему звание «виртуального руководителя», хотя за весь сезон Рождественский отсутствовал в общей сложности только два месяца.
За долгое время безвластия и межвластия оперная труппа Большого элементарно разболталась; уровень её ныне, увы, много ниже других московских и питерских коллективов. Кто виноват? – конечно, только что назначенный Геннадий Рождественский. Дирижёр, не проработавший в запущенном Большом менее сезона. Пришедший в театр, по его же собственным словам, «с открытым сердцем и с желанием сделать все, что в моих силах, дабы вернуть театру утерянную им репутацию. Я предполагал вывести его из дилетантской обывательской трясины на широкий путь мирового репертуара».
Но Большой имеет свои неписаные законы: испокон веков солисты зарабатывали деньги гастролями и концертами, а на родную сцену выходили только в тех «мероприятиях», которые либо сулили Госпремии, либо проводились на уровне правительственных концертов. И здесь ничего не изменилось: для участия в премьере «Игрока» генеральным директором г-ном А. Г. Иксановым был подписан ряд приказов, определяющих составы поименно. Но целый ряд артистов театра не захотели работать над предложенными партиями и отказались выполнять приказы директора (Эйзен, Гужов, Магомедова, Кунаев и др.).
саботаж

Возможно, то, что на Западе однозначно квалифицировали бы, как саботаж, у нас является обычным разгильдяйством – «фирменным стилем» Большого. Так, партитуру оперы, обещанную к первому января 2001 года, Рождественский получил к 10 марта, причем переполненную ошибками.
Но изучение партитуры такой сложности требует не двух с половиной месяцев, а как минимум полугода. Четыре человека трудились днями и ночами над выявлением ошибок и внесением корректив в комплект оркестровых голосов, чтобы успеть к первой репетиции с оркестром. Деталь, но очень важная: на премьере оперы оркестровые партии не были сброшюрованы и лежали на пультах разрозненными листочками, которые каждый миг могли разлететься – а спектакль, следовательно, остановиться.
Дальше – больше: 17 мая, согласно плану, на сцене должны были быть установлены действующие элементы конструктивных декораций художника Д.Л. Боровского.
Они были привезены к сроку, но не работали. Репетиции «слетали» одна за другой. Маэстро, вместе с режиссером-постановщиком А. Б. Тителем, буквально бомбардировали директора театра докладными записками, но никакого ответа не получили.
Вновь процитируем Геннадия Рождественского: «Я в общей сложности проработал в Большом театре 23 года, на моем счету 53 спектакля, но не припомню такой ситуации, чтобы в процессе постановки директор отсутствовал. Сотрудники постановочной части, режиссеры, художник-постановщик работали несколько ночей подряд, пытаясь наладить неисправные конструкции, которые заработали только за день до премьеры! Я приложил немало сил для выпуска к премьере буклета, предоставил редкие иконографические материалы. К сожалению, ни я, ни музыковед Н.П. Савкина не были ознакомлены с макетом буклета, который вышел в день премьеры в 2 часа дня! В результате в буклете появились такие перлы, как «телеграмма С. Прокофьева А. Алябьеву» (вместо Б. Асафьеву) и т.д. У кого повернется язык назвать все это «условиями» для подготовки мировой премьеры?»

пресса

Прославленного дирижёра обливали грязью, невзирая ни на почтенный возраст, ни на выдающиеся заслуги перед русским искусством, служению которому он отдал 50 лет.
Доходило до анекдотов. Рождественский дирижировал в Большом зале консерватории симфонией Гайдна № 60, который сочинил эту симфонию на материале своей музыки к пьесе французского комедиографа Реньяра «Рассеянный». Поэтому в 6-й части, по пьесе соответствующей приходу музыкантов, он написал в партитуре: «Остановить оркестр и попросить настроиться, после чего продолжать шестую часть». Очаровательная шутка гения! Геннадий Николаевич честно выполнил авторское указание и на следующий день прочел в одной из газет, что оркестр под его управлением играл так скверно, что дирижёр вынужден был его остановить и попросить настроиться!
В один прекрасный день другая газета написала, что репетиции к юбилейному концерту в Большом театре проводил другой дирижер, поэтому появление Рождественского за пультом было большим сюрпризом, а дни его сочтены: буквально с часу на час он будет уволен приказом министра культуры. Ссылались при этом, разумеется, на «хорошо осведомленные источники».
Сам Геннадий Николаевич, скорее всего, и не обращал бы внимания на всю эту ахинею, но он вполне справедливо замечает, что «страшно подумать о количестве читателей, которые принимают на веру эту невежественную писанину (газета ведь не ошибается!). Поставщики такой «информации» деформируют сознание людей и делают это совершенно безнаказанно. Они позволяют себе называть Юрия Григоровича «старым алкоголиком», Бориса Покровского – «маразматиком», Федора Федоровского – «сталинистом». Для них нет ничего святого, они пользуются предоставленной им свободой слова, превратив ее в свободу лжи. В статье «Капитан сошел с корабля первым», посвященной моему уходу из Большого театра («Коммерсант»), Е. Черемных и Т. Кузнецова ухитрились даже «процитировать» мое «прощальное письмо» министру культуры, которое тогда еще не было написано!» – комментарии, как говорится, излишни. Хоть и не принято критиковать коллег по цеху, но необходимо всё же отметить некорректный, а часто и оскорбительный тон рецензий. Этот тон уже вынудил объявить о своем расставании с российской сценой такого корифея, как Мстислав Ростропович; недавно Рождественский протестовал по поводу инсинуаций в адрес Юрия Григоровича. Теперь мы потеряли и самого Рождественского.

юбилеи, «свистуны» и «топтуны»

& В связи с 70-летием и 50-летием творческой деятельности Геннадия Рождественского предполагался юбилейный вечер в Большом театре. Он хотел посвятить его творчеству Рахманинова и продирижировать оперой «Франческа да Римини», балетом «Паганини» и Второй симфонией. Однако после концерта в Большом зале консерватории 17 апреля, когда во время вступительного слова маэстро был «захлопан» специально, по-видимому, подсаженной клакой, кричавшей: «Хватит, музыку давай!» (напоминает историю с неким съездом народных депутатов, не правда ли?) – кроме того, получив сигналы от «хорошо информированных источников» о готовящейся обструкции во время юбилейного вечера, маэстро Рождественский отказался от его проведения, написав официальное письмо с объяснением причин отказа генеральному директору театра.

Рождественскому всё нравилось

& Вот что Геннадий Николаевич говорит по поводу «Игрока» и своей краткой деятельности на посту Главного: «Не могу не сказать о превосходном качестве игры оркестра Большого театра. Он играл блистательно, причем во время спектакля никто не решал кроссворды, что я с немалым удивлением наблюдал в оркестре Мариинского театра во время исполнения оперы «Золото Рейна» в Большом театре. Прекрасно показала себя в «Игроке» группа артистов хора, виртуозно исполнивших сольные партии в картине «Рулетка», что свидетельствует о большом творческом потенциале хора Большого театра. Дирекция театра не сделала ничего, чтобы организовать запись «Игрока». Мне самому пришлось искать людей, способных оплатить этот недешевый процесс. К счастью, теперь она существует и служит неопровержимым доказательством качества спектакля, растоптанного прессой. Оркестр в этой записи ни в коем разе не воспроизводит «таперски-легкое звучание» (газета «Коммерсант»), а вокальное и дикционное мастерство солистов не «оставляет желать лучшего». Их речь не «сливалась в кашу», а выразительнейшим образом передавала красоту языка Достоевского и Прокофьева. Особенно хочу отметить выступление в партии Полины выдающейся певицы, солистки Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Ольги Гуряковой, способствовавшей, в ансамбле с другими «станиславцами» – М. Урусовым, Л. Зименко и Е. Манистиной, большому успеху спектакля. Участие «станиславцев» в «Игроке» в содружестве с замечательными солистами ГАБТа (В. Верестников, П. Кудрявченко и др.) означало разрушение «баррикады» между двумя театрами, находящимися на одной улице. Думаю, это очень полезная культурная акция, равно как и осуществленное по моей инициативе выступление на сцене ГАБТа Мариинского театра с операми Моцарта и Вагнера».

«безработный» маэстро и "бесхозный" театр

Несмотря на полнейшую, по утверждениям московской прессы, «творческую деградацию», в «портфеле» у Геннадия Рождественского множество приглашений от лучших оркестров и оперных театров мира, в том числе от Московского театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, оркестра Санкт-Петербургской филармонии, Симфонической капеллы России, Бостонского оркестра, миланского театра «Ла Скала», голландской Национальной оперы в Амстердаме, Парижского симфонического оркестра, токийского оркестра «Иомиури» и многих других. Так что работой он обеспечен, как минимум, до 2004 года.
Сложнее с Большим театром: если у балетной его труппы проблем в ближайшие два-три года не предвидится, то у оперной труппы впереди – полная неизвестность.
Многих это устраивает: имея статус «солиста Большого», они могут свободно разъезжать по личным контрактам в стране и за рубежом, не заботясь об участии в спектаклях текущего репертуара у себя дома. Однако подобное положение вещей может очень быстро привести к тому, что в Большой будут ходить только на «Лебединое озеро», а билеты в оперу на когда-то «главной сцене страны» будут идти в «нагрузку» к билетам на концерт Филиппа Киркорова.

© Кирилл Веселаго 
Любое воспроизведение любого текста целиком или фрагментарно
возможно только по предварительному согласованию с автором.
 
Кассетные диктофоны давно канули в лету, и на смену им пришли цифровые аппараты, замечательные по всем своим показателям. У нас вы можете диктофон купить под свои нужды. Цифровые диктофоны дают возможность загружать полученные файлы на компьютер, время записи в них просто огромное, они очень функциональны и при этом зачастую имеют просто невообразимо маленькие размеры. Отличные устройства, которые пригодятся и вам! 

Публикация: 9-05-2001
Просмотров: 1889
Категория: Очерки и публицистика
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.