ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Viva Verdi!#2

История появления оперы "Бал-маскарад" во многих аспектах была даже более экстраординарной. Сочинение было заказано неаполитанским театром "Сан Карло"; премьера планировалась в начале 1858 года. Сюжет казался вполне "благонадёжным": Верди и либреттист Антонио Сомма решили переработать уже существовавший текст, драму "Gustave III ou le Bal Masque" Эжена Скриба, написанную в 1833 году. Сюжет был хорошо знаком итальянской публике по популярной постановке 1843 года "Il Reggente" Саверио Меркаданте; он свободно базировался на некоторых исторических фактах.

В марте 1792 года шведский король Густав III был застрелен на маскараде в Стокгольме. Густав стремился к обузданию власти шведского дворянства, а его убийцей был враждебно настроенный к королю министр по имени Анскарстрём. Верди и Сомма последовали сюжетной линии, предложенной Скрибом: Анскарстрём якобы подозревал свою жену Амелию в романтических отношениях с королём.

Неаполитанские цензоры - как всякие государственные чиновники, не имевшие понятия ни о театре, ни об истории, ни о чём вообще, кроме вопросов собственного жалованья и настойчивого внутреннего зуда "запретить!" - поначалу тут же попросили перенести действие в неназванную страну северной Европы дохристианской (!) эры, чтобы вся постановка являла собой не более, чем пример языческого варварства. Вот так, не более и не менее.

Верди поначалу не сдавался, однако театральная администрация не вступилась за него. В январе 1858 года в очередной раз "заварилась каша": была предпринята попытка "телепортировать" действие оперы ко двору французского императора Наполеона III. Законодатели тут же "прихлопнули" оперу постановив, что сюжеты о цареубийстве в опере вообще ставиться не должны. Администрация театра "Сан Карло" попыталась убедить Верди "переписать" сюжет.

Разъярённый Верди забрал партитуру из театра; администрация тут же подала на него в суд за нарушение условий контракта. Композитор, в свою очередь, подал встречный иск, в котором указывалось, что запрет оперы на сюжет, первоначально одобренный театром, от него никак не зависел. Дело уладилось полюбовно вне суда - но не раньше, чем тысячи неаполитанцев заполнили улицы города, скандируя ставший революционным лозунг: "Viva Verdi!" - акростих от "Vittorio Emmanuele, Re d'Italia!" (Виктор Эманнуэль, король Италии!) - имени короля, при власти которого Италия, наконец, объединилась в 1861 году.

А тем временем, Театро Аполло в Риме принял "Бал-маскарад" к постановке - с условием, что Верди согласится на определённые изменения. Во-первых, действие оперы (как и в случае с "Риголетто") должно было быть перенесено, но на сей раз - за пределы Европы. Верди и Сомма перенесли место и время действия аж в Бостон XVII века! Множество критиков выступило с критикой подобной "телепортации", говоря, что в этом нет ровно никакого смысла - и множество постановок в веке двадцатом вернуло события в Стокгольм - то есть к тому, что не получила благословения и одобрения композитора при его жизни. Тем не менее, опера в том виде, как оставил её композитор - это не историческая хроника скандинавской монархии, но драма об убийстве колониального правителя в стране, которая поднимает войну за собственную независимость, с неизбежной в опере "любовной линией" сюжета.

После объединения Италии проблемы с цензурой больше никогда не омрачали жизни композитора. Однако и сегодня, в начале XXI века, мы должны ясно сознавать, что его оперы - порой совершенно конкретно требовавшие правительственных реформ, демократии, свободы человеческой личности - обращали "абстрактное" оперное искусство в средство выражения политических требований народа; общественных настроений и надежд. Верди не писал исторических или этнических экскурсов ни в "Набукко", ни в "Аттиле", ни в "Симоне Бокканегра", ни в "Риголетто": можно сказать, что Джузеппе Верди был политиком и публицистом куда в большей степени, чем всякий иной оперный композитор. Тем не менее, в каждой своей опере Верди совершенно чётко подразумевал как исторический и временной контекст, так и соединение музыки с драмой и постановкой - ибо он был настоящим оперным композитором.

Потому его оперы и подвергались жестокой цензуре: демократ и трибун, Верди страдал от бесконечных нападок властей. Однако и сегодня его оперы жестоко уродуются - на сей раз "постановщиками", что стремятся "актуализировать" и "приблизить к нашим дням" творчество композитора, опошляя и вульгаризируя его бессмертные творения. Ярый проповедник общечеловеческих ценностей, правды, искренности и подлинности в искусстве, Верди, увы, уже не в силах себя защитить. Черняковы и паунтни, александровы и прочие микробы от режиссуры ныне пляшут свою ламбаду на бессмертных творениях великого композитора. Утешает лишь то, что память о "творчестве" нынешних бойких оперных дельцов - как и о них самих - умирает даже много раньше того времени, когда "режиссёры" отправятся в свой последний скорбный путь…

© Кирилл Веселаго, 2005.
Буссето.

При перепечатке просьба ссылаться на источник и ставить создателей сайта в известность.

Публикация: 16-06-2005
Просмотров: 1932
Категория: Статьи
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.