ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

ария бананово-лимонного гостя

Рублевый миллиардер Владимир Кехман, сенсационно назначенный петербургскими властями генеральным директором академического Театра оперы и балета имени Мусоргского (в просторечии – Малого оперного или МАЛЕГОТа), встретился с труппой. 

На прошлой неделе решение Комитета по культуре Санкт-Петербурга из области слухов перекочевало в реальную жизнь: миллиардер Владимир Кехман назначен генеральным директором академического Театра оперы и балета имени Мусоргского (в просторечии - Малого оперного, МАЛЕГОТа или Михайловского театра).

Ранее господин Кехман, один из владельцев компании JFC, занимающейся поставками фруктов. (JFC - лидер по продаже бананов в России) в оперно-балетных пристрастиях замечен не был. Комментариев по поводу своей новой должности он не дает, отделываясь пустыми репликами типа: "Мне очень нравится адрес: площадь Искусств, дом один" или: "Я очень давно работаю во фруктовом бизнесе, а в этом театре очень красивый оранжевый цвет кресел - это наш цвет".

То, что с Малым оперным что-то должно было случиться, было ясно уже давно. Каждый, кто знаком с культурной жизнью города, знает странную особенность МАЛЕГОТа последнего десятка лет: это некий фантом в жизни города. Ходят в Мариинку, в Эрмитаж, на выставки - а вот Малого оперного будто вообще нет. Хоть Михайловским назови, хоть именем Мусоргского (кстати, ну совершенно никак исторически с Михайловским театром не связанного). Что же произошло с замечательным театром - в тридцатые годы прошлого века слывшим "лабораторией советской оперы", давшим городу немало замечательных постановок, великолепных дирижёрских и певческих имён, а последние двадцать лет весьма бесславно руководимым Станиславом Гаудасинским?

Возможно, именно здесь мы должны обратить взоры в прошлое. В детстве с нашим известным историком Николаем Михайловичем Карамзиным произошло удивительное событие: будучи десятилетним мальчиком, жарким летним днем он читал книгу в тени старого дуба в лесу. Вдруг нашла туча, блеснула молния, загремел гром и полил дождь. Мальчик неспешно пошел домой, но выбежавший из чащи медведь бросился на него. В это самое время грянул сильный гром, ребенку показалось, что небо над ним обрушилось, а молния словно обвилась вокруг его головы… Он закрыл глаза, упал на колени и только произнес: "Господи!" Через полминуты он рискнул осмотреться и увидел совсем рядом убитого молнией медведя. Долго мальчик стоял на коленях; нескоро смог прийти в себя; наконец устремил глаза на небо и сердцем почувствовал в черных тучах присутствие Спасителя. И заплакал.

Возможно, Станислав Гаудасинский и есть тот самый медведь, а г-н Кехман - Спаситель театра? Ведь это далеко не первое удивительное назначение в музыкальном хозяйстве Питера: уже год Петербургской филармонией руководит бывший гендиректор спортклуба "Зенит" Илья Черкасов. (Кстати, плоды руководства футболиста в Филармонии все меломаны уже заметили: вместо небесных звуков еле слышного оркестра на piano после реконструкции зала публика теперь слушает вой новой вентиляционной установки).

В театре говорят, что Кехман сам предложил свою кандидатуру губернатору Валентине Матвиенко, пообещав, что в канун юбилея Михайловского театра (175 лет в ноябре 2008-го) он привлечет несколько десятков миллионов долларов в фонд театра, вложив туда не менее 30 процентов личных средств.

В чём же причина стремительной отставки директора театра Станислава Гаудасинского? Чиновники от культуры утверждают, что известный режиссер уже давно просил освободить себя от этого поста, занимаемого им с 1997 года. Однако "аборигены" Малого оперного вполне прозрачно намекают, что здесь надо вновь обратиться к Карамзину, точнее - к его ставшей знаменитой фразе "Воруют!..". Понятно, что воруют на Руси все - это традиция. Но вот с начальством некоторые делиться не желают. Отсюда, как говорят злые языки, и мгновенная расправа с худруком. Впрочем, художественные полномочия пока по-прежнему остаются за ним. Он продолжает репетировать новую оперу Александра Чайковского "Три мушкетера", попутно добиваясь встречи с Валентиной Матвиенко.

А Владимир Кехман, похоже, не собирается ограничивать себя в театре административно-хозяйственной деятельностью. По его приглашению балетную труппу Малого уже возглавил премьер Мариинки Фарух Рузиматов. В оперу же, по слухам, он хочет позвать Любовь Казарновскую, чьи попытки оперного менеджмента в Калининграде и Краснодаре уже отмечены весьма плачевными итогами.

Работники театра ничего хорошего от нового назначения не ждут, в то же время философски отмечая, что "хуже всё равно уже не будет". На встрече с балетной труппой театра один солист балета пожаловался Владимиру Абрамовичу на низкую зарплату. "А ты кто такой?" - поинтересовался миллиардер. Получив ответ на заинтересовавший его вопрос, миллиардер сообщил: "Ну, у вас - десять тысяч рублей, а у меня - одиннадцать. Что делать? Будем работать".

Артисты оркестра рассказывают, что единственным их серьёзным доходом (ибо зарплаты в театре ничего, кроме смеха, не вызывают) на протяжении последних лет являются лишь поездки на гастроли в Японию (Европа пресытилась Малым оперным уже достаточно давно: конкуренции с Мариинским "театром быстрого реагирования" он не выдержал). Музыкантов и солистов также беспокоит, не выгонят ли их на улицу под предлогом "перезаключения контрактов", как то случилось несколько лет назад в Оперной студии Консерватории. Более всего певцов и оркестрантов беспокоит факт прихода к власти человека, с оперой и балетом ранее никак не связанного и в привязанности к изящным искусствам никоим образом не замеченного. Работники театра опасаются, что процессы "вложения средств" или даже "отмывания денег" станут главенствующими в грядущей "творческой жизни" коллектива.

Однако некомпетентность нового директора в оперных и балетных искусствах ещё не означает неминуемого фиаско на этом поприще: учиться ведь никогда не поздно. Карамзин, например, писал, что "еще не зная употребления букв, народы уже любят Историю: старец указывает юноше на высокую могилу и повествует о делах лежащего в ней Героя".

Сроки директорского контракта Владимира Кехмана не разглашаются, и задачи его на этом посту совершенно неясны. Возможно, он станет новатором, каким когда-то был Карамзин, который ввел в русский язык множество новых слов ("благотворительность", "влюбленность", "достопримечательность", "ответственность"); также он одним из первых начал использовать букву "Ё". Сможет ли г-н Кехман, использовав со смыслом букву "Ё", вернуть театру его былую славу? Сможет ли миллиардер, ранее отмеченный лишь любовью к джазу (он основатель и спонсор джаз-клуба JFC) в союзе с Любовью Казарновской вписать новую страницу в историю оперной труппы, когда-то слывшей "лабораторией современной оперы" - чтобы, по словам Карамзина, "жил он в нашей памяти не одним сухим именем, но с некоторою нравственною физиогномиею"?

Возможно, г-н Кехман есть просто Истинный Космополит - в том плане, как это понятие трактовал Карамзин: "Истинный Космополит есть существо метафизическое или столь необыкновенное явление, что нет нужды говорить об нем, ни хвалить, ни осуждать его. Мы все граждане, в досье:

Владимир Абрамович Кехман родился 9 февраля 1968 г. в Самаре. Учился в Самарском государственном педагогическом университете на факультете иностранных языков. С 1990 по 1991 г. заместитель генерального директора фирмы "Росоптпpoдторг" (Самарa). С 1991 по 1993 г. директор бpoкерской конторы "Грaд" (Самара). С 1993 по 1996 г. вице-президент фирмы "ОЛБИ-Джаз" (Санкт-Петербург). С 1996 г. президент фирмы JFC, крупнейшего импортера свежих фруктов и овощей на российском рынке. Годовой оборот фирмы составляет $ 200 млн в год. Личное состояние Владимира Кехмана, по данным журнала "Форбс", оценивается в 5,1 млрд рублей. Любит джаз, живет в Петербурге.

Европе и в Индии, в Мексике и в Абиссинии; личность каждого тесно связана с отечеством: любим его, ибо любим себя". досье:

Владимир Абрамович Кехман родился 9 февраля 1968 г. в Самаре. Учился в Самарском государственном педагогическом университете на факультете иностранных языков. С 1990 по 1991 г. заместитель генерального директора фирмы "Росоптпpoдторг" (Самарa). С 1991 по 1993 г. директор бpoкерской конторы "Грaд" (Самара). С 1993 по 1996 г. вице-президент фирмы "ОЛБИ-Джаз" (Санкт-Петербург). С 1996 г. президент фирмы JFC, крупнейшего импортера свежих фруктов и овощей на российском рынке. Годовой оборот фирмы составляет $ 200 млн в год. Личное состояние Владимира Кехмана, по данным журнала "Форбс", оценивается в 5,1 млрд рублей. Любит джаз, живет в Петербурге.


Вчерашняя встреча новоиспеченного директора с труппой скорее усилила недоумение работников театра, явно высветив вопиющую некомпетентность нового руководителя. Всем запомнились перлы г-на Кехмана: "Все-таки это серьезный дом, 17 тысяч квадратных метров, реконструкция дешевле 3 тысяч за метр не стоит. Это дорого. Я уже встречался со строителями, архитекторами. Я им сказал, чтобы они связались с теми архитекторами, которые делали "Ковент Гарден" и "Гранд Опера"". Любому нормальному человеку, между тем, вполне понятно, что "те" архитекторы здесь совершенно не нужны, поскольку речь идёт о реставрации уникального памятника искусства и архитектуры.

Директор заявил: "Мы будем делать продюсерский центр, работать с лучшими импресарио мира, поменяем гастрольную политику". Однако любой человек, знакомый с особенностями оперно-балетных дел, понимает, что и гастрольная политика, и "лучшие импресарио мира" зависят только от (если прибегнуть к лексикону г-на Кехмана) качества продукта. Иными словами, появятся и гастроли, и импресарио - но лишь в том случае, если постановки и уровень артистов театра станет хоть немного выше среднеевропейского. "Мы собираемся построить общежитие для молодых артистов, которых будем собирать из провинции" - гордо заметил г-н Кехман. Очевидно, ему невдомёк, что даже в оперные театры Гамбурга или Парижа "молодёжь из провинции" едет не в общаги, а в собственные квартиры. "Они сами приедут, самое главное, чтобы была площадка, деньги, и общежитие, в котором можно жить. Приехать в Петербург, выступать в Императорском театре - да за такую честь сражаться будут." Видимо, фруктовому магнату невдомёк, что королевские оперы есть и в Мадриде, и в Лондоне, и в Буэнос-Айресе - и талантливая молодёжь из провинции в условиях нынешнего открытого общества как-то больше тянется на Запад, а не в "отстойный" театр - даже с общагой, и даже в Санкт-Петербурге. Любитель джаза также показал глубокое знание предмета, которым теперь будет руководить, словами: "пока я посмотрел две оперы и два балета - мне нравится. Уровень выше среднего".

Но в абсолютный ужас работников театра повергли слова г-на Кехмана о "самоокупаемости" театра. И Метрополитен Опера, и Ла Скала, и даже наша Мариинка не ставят пресловутую самоокупаемость во главу угла: у каждой постановки есть могучие спонсоры - банки, нефтяные компании, автогиганты, и так далее. Но г-н Кехман заявил: "я надеюсь, уже через три года у нас будет абсолютная окупаемость. Это принципиально". То есть, принципы г-на Кехмана с реальным положением вещей никак не состыкуются. Он же сообщил работникам театра: "Балет - это спорт". И добавил, обращаясь к артистам: "Если вы хотите получать большие деньги, то вы должны научиться их зарабатывать. Это важнейший элемент". Однако дело артистов - хорошо делать своё дело, а уж зарабатывание денег всегда оставалось на долю дирекции и менеджмента.

Вообще, балет - это просто. По крайней мере, у г-на Кехмана: "С балетом все понятно - условно говоря, 32 лебедя, которые должны стоять в определенной позиции, и солист". С оперой сложнее: "А по опере, опять же, пока ничего не могу сказать. …Пообщались мы с Василием Герело, и он согласился мне помогать". Как певец Василий Герело (или также упомянутая Кехманом певица Ирина Богачёва) смогут помочь бизнесмену в деле формирования репертуарной политики и подбора труппы, остаётся только гадать. Выбрав буквально навскидку какие-то "оперные имена", Кехман тут же заявил: "безусловно, я принимаю стратегические решения". Только вот стратегия, судя по всему, пока неясна не только меломанам и работникам театра, но и самому директору.

Новый директор также считает одной из главных перемен… смену названия театра. Почему-то слово МАЛЕГОТ он счёл "неуважительным" и добавил, что не хочет "ассоциироваться с этим названием". Впрочем, это ему как раз не грозит: с МАЛЕГОТом ассоциируются имена Самосуда, Грикурова, Лавровой, Мейерхольда - и ещё сотни неизвестных г-ну Кехману имён. "Мне не нравится это название, я считаю его ущербным, и давайте не будем пререкаться" - что же, надо надеяться, что "Кехманготом" театр всё же не станет. Ведь директор сам сказал: "все основное мое время, по крайней мере, ближайшие четыре месяца, будет отдано театру". А через четыре месяца… либо эмир помрёт, либо ишак сдохнет. …

© Кирилл Веселаго , 2007.

Публикация: 19-05-2007
Просмотров: 1864
Категория: Статьи
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.