ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

ИНОЙ ВЗГЛЯД. "ПИКОВАЯ ДАМА" ПРОКОФЬЕВА#3

"Лиза"

"Она была самолюбива, живо чувствовала свое положение и глядела кругом себя - с нетерпением ожидала избавителя".

Итак, Лизавета Ивановна, как и Германн, бедна и зависима. Германн в ее жизни - лишь случайность, возможный избавитель от унизительной зависимости. Стало быть, цели у них одинаковые, и любовь здесь была бы неуместной. Пушкин заменяет ее интригой. Лизавета Ивановна и Германн, скорее, товарищи по несчастью. В конце концов, ее судьба после встречи с Германном складывается вполне благополучно. Она выходит замуж "за очень любезного молодого человека". Пушкин пишет о Лизавете Ивановне с явным сочувствием и симпатией. В повести есть несколько ее словесных портретов, где автор явно любуется ею. Читатель видит Лизавету Ивановну глазами Германна:

"Он остановился и стал смотреть на окна. В одном он увидел черноволосую головку, наклоненную, вероятно, над книгой или над работой" - первый ракурс.
"Головка приподнялась. Германн увидел свежее личико и черные глаза" - второй ракурс.

Вскоре мы видим Германна, наблюдающим зимним петербургским вечером выезд на бал графини с Лизаветой Ивановной. В этом эпизоде появляются неожиданно резкие контрасты:
"Германн видел, как лакеи вынесли под руки сгорбленную старуху, укутанную в соболью шубу, и как вслед за нею, в холодном плаще, с головою, убранною свежими цветами, мелькнула ее воспитанница" - третий ракурс.

Эта поразительная деталь - свежие цветы на черноволосой головке - еще раз подчеркнута Пушкиным в портрете Лизаветы Ивановны, вернувшейся с бала и с трепетом ожидающей Германна:
"Она сидела сложа крестом голые руки, наклонив на открытую грудь голову, еще убранную цветами". - четвертый ракурс.

Так из отдельных зарисовок складывается ее портрет, впоследствии превратившийся в музыку Прокофьева.
В прокофьевском прочтении Лиза - "чистейшей прелести чистейший образец". Здесь все в музыке просто, прозрачно и изящно, словом, как у Пушкина. Музыкальный портрет Лизы написан легкими акварельными красками, здесь преобладают светлые тона. В музыке создан образ хрупкий и поэтичный. Прокофьев написал свою оркестровую миниатюру в стиле ранних лирических пьес из фортепианного цикла "Мимолетности". К этому его привел пушкинский текст. Жанровый прообраз пьесы - незатейливый городской романс с простым стилизованным "фортепианным" аккомпанементом. Мелодия Лизы чудесна и свежа, как те цветы, которые украшали девичью головку пушкинской Лизаветы Ивановны.

Чудесно в звучании мелодии нечто детски-доверчивое, открытое. Из неожиданно смелых и широких линий рождается плавный и вольный рисунок мелодии; она "дышит" ровно и безмятежно. Хрупкость мелодии отмечена не только ее высоким регистром (соло гобоя), но частыми авторскими указаниями дольче и пиано.
Краски этой акварели темнеют лишь в нескольких эпизодах, где появляются зловещие мотивы Германа, но они не замутняют общий светлый колорит портрета Лизы. Ее образ-портрет напоминает других прокофьевских героинь: Джульетту, Наташу Ростову и Золушку в пору весеннего цветения их юности.
Спустя много лет в Восьмой фортепианной сонате Прокофьева оживут полузабытые черты портрета Лизы в зыбких, непрестанно меняющихся контурах ностальгической мелодии-воспоминания.

Иной взгляд Прокофьева на пушкинских героев оказался не только новым, но и более близким литературному первоисточнику, чем трагические образы опер Чайковского.

© Зоя Осовицкая , 2005.

Публикация: 1-05-2005
Просмотров: 1842
Категория: Статьи
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.