ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

ИНОЙ ВЗГЛЯД. "ПИКОВАЯ ДАМА" ПРОКОФЬЕВА#2

"Герман"

Мы сосредоточимся на анализе развернутой музыкальной пьесы, посвященной Герману. Она представляет собой уникальную "микросимфонию". Ее образная и эмоциональная насыщенность, парадоксальное сочетание "несовместимых" жанров, стремительность драматического развития, "спрессованность" времени и высокая концентрация мысли - уникальны. Пьеса Прокофьева могла бы стать масштабной симфонией или романтической поэмой в духе Листа или Чайковского так же, как и повесть Пушкина, несправедливо разжалованная Белинским в чин "мастерского рассказа", могла бы превратиться в обширный роман. Способность музыки предельно спрессовывать время или разрежать его в пространстве по-разному проявлялась в творчестве композиторов прошлого. Концентрировать время в музыке гениально удавалось, в первую очередь, Моцарту, а растягивать "до бесконечности" - Вагнеру. Прокофьев же совместил эти свойства музыки в одной небольшой пьесе. О ней можно сказать словами Моцарта: "здесь ровно столько нот, сколько нужно".

Герман в музыке Прокофьева предстает перед нами в кульминационный момент его жизни: он идет на поединок с Судьбой…

Германн - грандиозный образ в творчестве Пушкина, да и во всей русской литературе. Он, с одной стороны - антигерой, антипод автора, что подчеркнуто его немецким происхождением; а с другой - его альтер эго, слепок реального образа жизни поэта в Петербурге и, в какой-то степени, слепок его судьбы. Не случайно кульминационный эпизод повести - роковая встреча с Графиней в ее спальне - имеет автобиографическую подоплеку (что подтверждают и друзья Пушкина, и пушкиноведы). Автобиографичен и бытовой фон повести. Об этом свидетельствует первый набросок "Пиковой дамы", где рассказ ведется от первого лица:
"…в Петербурге собиралось нас, несколько молодых людей, независимых по состоянию… День убивали кое-как, а вечером по очереди собирались друг у друга и всю ночь проводили за картами".
Во втором наброске рождается образ будущего Германна. В нем он - герой благонравного романа с милой немочкой Шарлоттой. Но одна из черт характера героя будущей петербургской повести зафиксирована уже здесь:
"Отец его, обрусевший немец, оставил ему после себя 60 тысяч капиталу. Германн оставил их в ломбарде, не касаясь и процентов, а жил одним жалованьем".
Кроме того, в "Пиковой даме" Пушкин использовал набросок незаконченной повести "Наденька" (1819г.) из жизни петербургских офицеров. В окончательном варианте он заменит речь героя "от первого лица" бесстрастным тоном рассказчика-наблюдателя.

"Пиковая дама" была закончена осенью 1833 года в Болдино; ее черновики соседствовали с черновиками другого великого произведения - "Медного всадника". В них явственно проступает связь судеб героев. Мысли Евгения из "Медного всадника":

О чем же думал он? о том,
Что был он беден; что трудом
Он должен был себе доставить
И независимость и честь

- перекликаются с мыслями Германна:
"Расчет, умеренность и трудолюбие - вот мои три верные карты, вот что утроит, усемерит мой капитал и доставит мне покой и независимость". Ключевое слово - Независимость.

Не к этому ли стремился особенно страстно в эти годы и сам Пушкин, уже обремененный большой семьей, растущими долгами, попавший в финансовую зависимость к самому царю? Плоды его воображения - Евгений и Германн - люди зависимые, но они дерзнули бросить вызов судьбе; так же поступит и их создатель.

В "Пиковой даме" он окончательно распрощался со своей молодостью, и сам еще не ведая того, вышел на трагическую финишную прямую своей судьбы, как Германн, идущий на роковое свидание со старой графиней. Один из талантливейших пушкиноведов, Михаил Гершензон в своей статье о "Пиковой даме" отметил параллелизм судьбы Германна и Пушкина:
"Человек толпы живет мелкими вспышками, медленно тлея; чем сильнее личность, тем больше горючего материала в ней и тем неизбежнее она горит вся от ничтожнейшего толчка извне. Не так ли и душа самого Пушкина под конец была насыщена и готова для драмы, так что пошлейшей интриги оказалось довольно, чтобы взорвать его и испепелить".
Однако характер Германна все же другой. В нем уживаются несовместимые контрасты: расчетливость, бережливость, терпеливость, умеренность и романтическая страстность, "непреклонность желаний и беспорядок необузданного воображения".

Эти черты Германна удалось передать Прокофьеву в его музыке. Прокофьев словно переводит пушкинскую прозу на современный музыкальный язык, адекватный стилю петербургской повести. Идеальная ясность, точность и прозрачность литературного текста стали эталоном для композитора при создании музыкального портрета. Прокофьевский почерк в "Пиковой даме" напоминает пушкинский: такой же аскетизм и экономия средств, как и в повести. Хотя в партитуре использован обычный классический состав оркестра плюс фортепиано, партитура по-пушкински прозрачна. В ней в основном развиваются две-три линии, и только в кульминационной зоне оркестровая ткань уплотняется до тутти, причем с очень необычным распределением красок (об этом позже).
Как и повести Пушкина, пьесе Прокофьева предпослан музыкальный эпиграф: цепь мрачных медленных аккордов, словно погружающих нас в атмосферу будущей трагедии. (Здесь уместно вспомнить знаменитый эпиграф: "Пиковая дама означает тайную недоброжелательность").

Вся музыка Германа пронизана ритмом быстрого, чуть сбивчивого шага. Это остинато - своеобразное "перпетуум-мобиле" - тотально организует всю легкую, но при этом жесткую звуковую конструкцию пьесы. Появляясь изначально как основной материал, остинато становится фоном для другой темы, словно символизирующей лихорадочную работу мысли. Ее особенность - аномальное развитие. Каждый новый этап - новая головоломка, "пазл", который вроде бы правильно соединен с предыдущим, но картинка все равно получается неверной, так как соединенными оказываются "чужеродные" пазлы.
Тем не менее, эта основная тема по-своему игрива: она беспечно и в то же время неуравновешенно-агрессивно захватывает все большее звуковое пространство. Так изначально заданный жанр марша усложняется наслоением жанра скерцо. Далее над крещендо двух линий неожиданно рождается третья. В отличие от первых двух, угловато-жестких, она - волнообразна и пластична. В запредельно высоком регистре, как в замедленной съемке, парит, распластав крылья, экспрессивная лирическая мелодия... Она вступает в жанровое противоречие со скерцо и маршем, но, несмотря на "несовместимость", движется в своем независимом темпе одновременно с механически бодрым маршем и "идиотски"-суетливым скерцо. Так в музыке по вертикали совмещаются три пласта времени, с напряженным общим движением к кульминации. Лирическая тема могла бы быть названа "темой любви", но чрезмерно высокий регистр поющих скрипок лишает ее чувственности, обычно присущей подобным темам романтической музыки... У Прокофьева она звучит как образ чего-то недостижимого, ирреального. По красоте и силе с ней я могу сопоставить лишь одну мелодию… - …Сергея Курехина из фильма "Господин оформитель", в котором снова возрождаются мотивы карточной игры и роковой Пиковой Дамы. Прокофьевскую и курехинскую лирические темы объединяет предельная экспрессивность, парадоксальное сочетание жанров, сходное решение творческой задачи столь разными композиторами, принадлежащими одному столетию. Речь идет о финальных кадрах фильма, где главный герой, Художник - погибает. В эти минуты за кадром звучит летящий в немыслимой высоте женский голос, словно голос ангела, молящий о пощаде. Сочетание "ангельского" тембра классического колоратурного сопрано, поющего под аккомпанемент "тяжелого рока" с его мощными тембрами бас-гитар и ударных, создает эффект разорвавшейся бомбы и заставляет вздрогнуть самую несентиментальную душу…

Но вернемся к Герману, оставленному нами на пороге кульминации. Вот он, итог - марш триумфатора, торжествующего победу! …А не беду ли? Марш "оснащен" плотным тутти, усилен грохотом аккордов фортепиано, играющего здесь роль ударного инструмента (вспоминается "Свадебка" Стравинского). Почему же музыка так "режет" слух? Тему "победного марша" ведут не героические медные и не благородные струнные, а визгливые в высоком регистре гобои и кларнеты. "Герой" развенчан и унижен музыкальной карикатурой. Его торжество - иллюзия. Мелодия марша, словно скатываясь по ступеням гигантской лестницы, стремительно спускается в средний "нормальный" регистр и там… иссякает.
В последний раз пытается "поднять голову" суетливая тема скерцо, но и она бессильно падает, оставляя лишь последние звуки затихающих шагов.

И здесь, как ни странно, напрашивается неизбежная параллель с Шестой симфонией Чайковского - точнее, с ее скерцо. Двойственная жанровая природа марша-скерцо была использована (может быть, случайно) и развита Прокофьевым в его пьесе "Герман". Двойственна и смысловая кульминация - "победный марш" в скерцо Чайковского. Его ликующие фанфары сокрушительно опровергаются последующим трагедийным финалом. Значит, этот марш с его гипертрофированным напряжением сил, эйфорией, внешним блеском - иллюзия, марш Мнимой победы: прищуренный глаз Пиковой дамы вместо ожидаемого туза. Сходство очевидно.

Однако романтический век ушел, и композитор ХХ века - Прокофьев - уже не оплакивает своего героя. В этом он такой же бесстрастный повествователь, как и Пушкин в своей повести. Но постараемся быть объективными и снова вернемся к Пушкину.

Бесстрастность, "рисунок пером", "сухость протокола", телеграфный стиль, где за каждое слово дорого заплачено, создают в "Пиковой даме" Пушкина обманчивое впечатление прозрачной простоты и ясности. Но за ней - бездна. Да Пушкин и сам в разных вариантах несколько раз подчеркивает негативные черты своего героя, многое недоговаривая.

На поверхности перед нами - "чудовище", "Деньги - вот чего алкала его душа!.. Он не чувствовал угрызения совести при мысли о мертвой старухе. Одно его ужасало: невозвратная потеря тайны, от которой ожидал обогащения". Но не будем поспешно осуждать Германна. Одним рывком вырваться из тисков бедности, сократить долгий путь к вожделенным ПОКОЮ И НЕЗАВИСИМОСТИ - эти страстные мечты бедного инженера мгновенно рухнули. И с ним произошло то же, что и с Евгением из "Медного всадника". Однако в поэме автор не удержался от выражения сострадания своему герою:

Но бедный, бедный мой Евгений…
Увы! Его смятенный ум
Против ужасных потрясений
Не устоял.

Безумие - та страшная цена, которую заплатил Герман за дерзкий вызов судьбе. Автор, дошедший со своими героями до края бездны, в ужасе отшатнулся:

Не дай мне Бог сойти с ума.
Нет, легче посох и сума;
Нет, легче труд и глад.


- эти стихи написаны в 1833, в год "Пиковой дамы" и "Медного всадника".
 

Свадьба – это всегда радость и масса улыбок, брызги шампанского и непременно цветы. И важной составляющей данного торжества является букет невесты, который по желанию красавицы может быть и классическим, и экстравагантным, ярким либо же в пастельных тонах. Главное, чтобы он максимально гармонировал с образом и стилем невесты, подчеркивая ее красоту и прелесть. Само изготовление букета стоит доверить мастерам-флористам, которые не только подскажут, но и отменно выполнят заказ.

Публикация: 2-05-2005
Просмотров: 3659
Категория: Статьи
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.