ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Почему все Фигаро – там?#4

Ещё жизнь в Европе подразумевает куда как большую профессиональную активность: ибо, помимо отелей, питания, гардероба, основавшийся на Западе музыкант должен ежемесячно платить за квартиру (дом), телефон, медицинскую и автомобильную страховки, электричество и газ. На до ли говорить, что размеры этих обязательных выплат на несколько порядков превосходят российские и выплачиваются не в рублях? Уехавший артист не пользуется льготами и пособиями, предусматриваемыми для «обычных» эмигрантов; в материальном плане ему приходится рассчитывать только на себя. А профессиональная активность – это и непрестанное выучивание новых ролей и произведений. Если какая-нибудь западная Ольга в «Онегине» споёт, вместо: «Ах, Владимир! Какой ты странный…» – нечто вроде: “А, Вльядьемирь! Како ти сраный…” – русский лишь добродушно ухмыльнется. Но с итальянцами или немцами подобный номер уже не пройдёт, и вокалист самого высокого ранга, владеющий итальянским на уровне нижнеурюпинской трижды краснознамённой высшей школы языкознания, больше никогда контракта в итальянской опере не получит. Оперные партии готовятся со специалистами, не только в совершенстве знающими язык оперы – итальянский, французский, немецкий – но и хорошо знакомыми с традицией исполнения этих опер, не один год поработавшие на постановках с дирижёрами-«корифеями» и прекрасно ориентирующиеся в стиле данной музыки. Ясно, что хороший концертмейстер (или coach, как по-английски называют эту специальность – некий микст учителя языка, консультанта по вокалу и пианиста-концертмейстера), на дороге не валяется; следовательно – певец едет в Италию или в Париж (и, разумеется, не за счёт профсоюза!); уговаривает концертмейстера, живёт в отеле и платит профессору (почасовая плата пианисту-концертмейстеру составляет в среднем 30-40 долларов, а порой и больше – и понятно, что за пару часов опера не выучивается). Певцы, работающие в штате российских театров, пользуются услугами концертмейстеров бесплатно – естественно, получая соответствующий уровень. Владимир Богачёв лично рассказывал автору этих строк, как ездил в Италию перед своим ответственным дебютом в «Отелло» в Амстердаме (дирижировал легендарный Риккардо Шайи): “Всё, что я знал (или думал, что знаю об этой партии) раньше, пришлось забыть, как дурной сон!” Впоследствии Богачёв повторил опыт долгих и активных занятий, но уже с французским «коучем», готовясь к партии Энея в «Троянцах» Берлиоза – новой постановки Ла Скала с сэром Колином Дэйвисом за дирижёрским пультом.

Ну, поговорили о «великих»… Но с певцами, так сказать, среднего уровня картина складывается практически идентичная: потребность в уважении, в собственной востребованности, в зарплате, фиксированной контрактом, а не капризом хозяина – вот те мотивы, что стоят за отъездом. Однажды мне довелось стать свидетелем примечательной картины: тенор, недавно уехавший на постоянный контракт в один из небольших городов Германии, вдруг, как говорится, «нос к носу» столкнулся в коридоре «родного театра» с «главным». – “Ну, и сколько же вам там платят?” – насмешливо поинтересовался «главный». – «Да уж всяко больше, чем вы! – вдруг огрызнулся обычно всегда робкий тенор. – Но главное: никто не кричит на каждом шагу, что я выхожу на сцену исключительно благодаря их доброте»!.. И многие «середняки» уезжают: для начала, как правило, для работы по постоянному, на несколько лет, контракту в одном из оперных театров Германии (на жаргоне молодых вокалистов это называется “сесть на фест”). Подобный контракт, хоть и привязывает солиста к какому-то конкретному театру, тем не менее, даёт ему возможность выдвинуться, быть замеченным кем-то из импресарио или директоров других, более значительных театров. По крайней мере, «фест» даёт возможности если не для «на широкую ногу», то для вполне пристойного существования; даёт гарантии социального и медицинского страхования (что, за пределами России – далеко не пустые слова), и многое другое. Пример артиста, удачно «соскочившего с феста» в Гамбургской опере и ныне уверенно ведущего свободное плавание «вольного художника» – баритон Альберт Шагидуллин. Другой тенор, покинувший Мариинку с целью покорить земной шар, так до сих пор и работает в народном театре Праги – и, несмотря на то, что Большой Оперный мир, по большому счёту, так и остался к нему безразличен, он всё равно счастлив: хорошая квартира почти в центре красивого города, возможность петь ведущие партии в главном здесь Народном театре; автомобиль «Шкода», что всяко лучше «Жигулей»… Судьбы бывают разные.

Публикация: 11-01-2001
Просмотров: 1988
Категория: Статьи
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.