ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Бумеранги над водой-2

Бумеранги над водойВозрождение Оперного театра и новые музыкальные перспективы

Новогодний оперный гала-концерт - едва ли новая идея, но для Сиднея она имеет свои плюсы. Оперный театр, расположенный на мысу посреди залива, позволяет насладиться видом полночного новогоднего фейерверка во всей красе. Насытившись ариями и осушив немало бутылок шампанского, спонсоры театра собираются в северном фойе со сплошь стеклянными стенами, и восторгаются великолепными вспышками в небе вокруг них.

Сидней, с его идиллическим климатом и искрящимися пеной пляжами, всегда был городом для развлечений на открытом воздухе. Что происходит вне Сиднейской оперы всегда было важнее чем то, что происходит в её стенах - и это началось ещё в 1966 году, когда правление штата Новый Южный Уэльс уволило Йорна Уцтона - голландского архитектора, благодаря кому мы и видим сегодня изогнутые раковины Оперного театра. Уволило прежде, чем начались работы по внутренней отделке и оборудованию здания.

Но времена меняются. В 2001 году Симона Янг была назначена Музыкальным директором театра - это первый австралийский дирижёр с тех пор, как Ричард Бонинг оставил этот пост 18 лет назад. За этот промежуток времени, несмотря на многие впечатляющие достижения Австралийской оперы, накопились и "достижения" со знаком "минус". Внешние силы, какие-то кулуарные политические влияния всегда значили в жизни главного оперного заведения страны больше, чем собственные: певцов выбирали больше по внешнему виду (с плачевными вокальными результатами); "красивая" постановка ценилась выше музыкальных её ценностей, а дирижёры должны были держаться в тени постановщика; оркестр расценивали, как группу музыкантов, что можно нанять и распустить по нескольку раз за сезон.

…Три архитектора, что принялись за работу внутри здания, когда Уцтон был уволен, создали прозаический интерьер, не сравнимый с захватывающим дух видом театра снаружи. Они также поменяли местами концертный зал и оперу, поместив последнюю в меньшую "раковину" - что, естественно, повлекло за собой массу акустических и функциональных проблем, во многом осложнив и испортив жизнь оперы. Так что неудивительно, что многие сиднейцы находят плавание на яхте вокруг мыса, где расположен театр, куда как более приятным удовольствием, чем собственно посещение оперы. По сей день зал с 1 570 местами редко наполняется "под завязку". В среднем, только 80% билетов продаётся, при этом на долю туристов уходит около 30%.
Понятно, что давно уже приблизилось время перемен… В двадцать пятую годовщину открытия театра, в 1998 году, правительство Нового Южного Уэльса сделало то, на что австралийцы почти неспособны: принесли извинения. Извинения адресовались Йорну Уцтону - с опозданием более, чем на тридцать лет - но он благосклонно принял их, согласившись дать бумаги, без которых ремонт театра просто невозможен.

К сожалению, это вовсе не было сигналом (как многие надеялись) к тому, что интерьер комплекса будет перестроен в полном согласии с тем, как видел это Уцтон - слишком поздно… Сей жест просто стал признанием того очевидного факта, что Оперный театр давно нуждается в ремонте - и никто в Австралии не посмеет изменить внешний вид театра. Восьмидесятитрёхлетний Уцтон не нарушил своей клятвы - никогда более не ступать на землю Австралии; но благосклонно послал туда своего сына и партнёра по бизнесу Яна Уцтона.

Для молодой австралийки Симоны Янг, преследовавшей своим упорством правительство штата, главным приоритетом было расширение оркестровой ямы в театре. Это вовсе не так просто, как может показаться. В нынешнем состоянии яма чересчур мала для "вагнеровского" оркестра, да и многие вещи романтического репертуара не были исполнены в Сиднее именно за счёт маленькой оркестровой ямы.
Янг "выбила" средства, позволяющие ей увеличить количество оркестрантов (принятый здесь состав насчитывал 69 оркестрантов) для тех спектаклей, где это необходимо, но… - ведь необходимо и место, чтобы посадить музыкантов! Оркестровая яма не может быть расширена вглубь - ибо южное фойе театра начинается ровно там, где сидит группа ударных… Вперёд? - тоже невозможно: крепление одной из несущих опор крыши театра в форме паруса находится аккурат за подиумом дирижёра...

"Основы дизайна" Уцтона должны быть выпущены, вместе с расписанием строительства, в ближайшие несколько месяцев. План распространяется на работы, рассчитанные на добрых пятнадцать лет, и включает как расширение оркестровой ямы (что обойдётся примерно в 10,5 млн. долларов), так и изменения в размерах зала, нацеленные на выравнивание и коррекцию акустики в обоих залах. Ожидается, что правительство штата Новый Южный Уэльс найдёт все те огромные средства, что необходимы для капитального ремонта и перестройки театра.
Рискованные переделки инженерной структуры, связанные с переделкой оркестровой ямы, ориентировочно намечены на конец 2004 года - и оперный театр встанет, как минимум, на год.

Это слишком долго для Симоны Янг, заключившей контракт лишь до конца 2003 года. На сегодня она нашла иную точку в Сиднее для "большого" репертуара - это совсем непохожий на нынешний, пышный и богато декорированный бывший музыкальный театр Сиднея - расположенный на дальней стороне города Кэпитал Театр. Он имеет более просторную оркестровую яму, большую сцену и акустику, что может посоперничать с Байрёйтом. Именно там Янг дирижировала австралийской премьерой "Электры" Штрауса буквально два года назад; а Брин Терфел дал своё согласие на выступление с ней в "Майстерзингерах" в этом театре на следующий год.

В будущем Симона Янг надеется также дать сиднейские сценические премьеры "Парсифаля" и "Кольца" на сцене "Кэпитэл". Однако она отрицает, что это означает полный переезд Австралийской Оперы в старое здание. "Сиднейский Опера-хауз - один из самых привлекательных оперных театров мира, - говорит она. - И он остаётся нашим духовным и родным домом". Кроме всего прочего, оперная компания зарабатывает немалые шестьдесят процентов из своего годового бюджета в 50 млн. австралийских долларов на "оперных турах", и не может себе позволить потерю продаж билетов туристам, которых привлекает именно "крылатый" оперный театр.

Однако остаётся множество "дыр" в репертуаре, которые могут не получить хода в Сиднейском театре. В этом году Янг продирижирует первой сиднейской постановкой "Леди Макбет из Мценска"; даже большим сюрпризом станет тот факт, что новая постановка "Вольного стрелка" (с дирижёром Кристофером Хогвудом) будет первым представлением в Австралии за последние сто с небольшим лет…
У Янг есть связи, вкус и способность собрать подходящий состав для "тяжёлого" репертуара - хотя она также надеется, что ей удастся возобновить и традиции бельканто, родившиеся в эпоху Бонинга и Сазерленд.

Янг дала новогодний концерт, взяв за основу тему Шекспира, представив композиторов от Генделя и Массне до Амбруаза Тома и Шостаковича, тем самым заявив отказ от консервативных пристрастий и свой новый путь. Возможно, полуночный фейерверк знаменовал не просто Новый год, но новую эру для Австралийской Оперы.

© Shirley Apthorp
© перевод - Кирилл Веселаго, 2003


Публикация: 30-04-2003
Просмотров: 2046
Категория: Статьи
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.