ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

КОНСЕРВАТОРИЯ#5

Меня не покидает искушение провести некое отдаленное сравнение биографии великого педагога с жизнью Гайдна.
Вспомним, композитор долгие годы был "невыездным", творил, не покидая свою творческую лабораторию, - оркестр капеллы. Но слава сама пришла к Гайдну, к нему устремлялись певцы, знаменитые актеры. Также и к Мусину: со всего мира стекались в его класс жаждущие дирижерских знаний. Сам же Мусин начал бывать за рубежом только в весьма преклонном возрасте, когда становиться за дирижерский пульт было все труднее и труднее…

По "педагогической популярности" Рабинович не намного уступал Мусину. Он пользовался огромным авторитетом благодаря, конечно, обширным знаниям, безукоризненному вкусу в проблемах интерпретации симфонической литературы самых разных "времен и народов". Недаром он был негласным консультантом своего друга Мравинского и тот очень прислушивался к мудрым советам Рабиновича.
Студенты параллельных классов многие часы проводили в его классе, черпая знания и практические "ухищрения" из сокровищницы Николая Семеновича.

Оперная студия и ее оркестр, которыми долгие годы руководил Рабинович, являлись тогда одними из лучших музыкальных организмов города. (Кстати, свою первую "Пиковую" и "Риголетто" я слышал именно в Оперной студии, в еще старом зале с весьма приличной акустикой, исчезнувшей после бездарной реконструкции.) Репертуар учебного театра был весьма разнообразен. Помимо популярных опер ставились любимые Рабиновичем "Перикола", "Похищение из Сераля" (редкая гостья на советско-российской сцене), а позже он поставил "Кармен" в оригинале - с диалогами. Оркестр под его руководством играл "Кармен" с филигранным блеском, да и певцы старались. Для студентов эта было потрясающей, уникальной школой. Первые профессиональные устремления певцов и дирижеров совпадали в едином творческом порыве, достигая иногда неплохого качества в спектаклях студии. Особенно, кода пели Лейферкус, Новикова, Нелли Ли, молодой Марусин, тогда еще свежо звучавший, Стеблянко, Мальченко и многие ныне известные певцы.
В связи с рассказом о студии не могу не упомянуть гениальную Маргариту Хейфец, "Золушку Консерватории, так и не ставшей Королевой". Когда ей было лет семь, еще до войны, она дирижировала будущим ЗКР Шестую Чайковского, чем, так же, как и маленький Вилли Ферреро, потрясла публику. Закончив десятилетку, в консерватории она училась на фортепианном факультете и дирижерском у Мусина. В мою бытность студентом она вела оперный класс и была музыкальном руководителем двух спектаклей Оперной студии: "Фауста" и "Русалки". М. Хейфец была гениальным дирижером. Помимо виртуозной, но крайне экономно-эффективной дирижерской техники, она обладала уникальным слухом. Оркестранты ее безмерно уважали, даже слегка любили, что крайне редко бывает, и слегка побаивались. Но… кроме как в Студии, она нигде не дирижировала, хотя мало кто из дирижеров прошлого и настоящего достигал ее уровня. Более того, она могла бы наравне с другими дирижерами прекрасно преподавать специальность на кафедре. Однако, отдавая ей должное, никому в голову не приходило пригласить ее. Впрочем, конкуренты не нужны никому, даже ее учителю… не знаю, вспоминает ли ее сейчас кто-нибудь?…

Сейчас мало кто помнит и старика Шермана, старого дирижерского "зубра". К сожалению, он был инвалидом детства, ходил с помощью костылей, но руки и прекрасная голова были в большом порядке. Помимо работы в Консерватории, он возглавлял самодеятельный оперный театр Дворца Культуры им. Кирова. Там сформировалась очень голосистая труппа из врачей, инженеров и т. д., а в яму садились музыканты оркестра Студии. Помимо традиционных "Фауста" и "Травиаты" они поставили малоизвестную, но очень приятную оперу Николаи "Виндзорские проказницы". После, слушая спектакли Мариинки, я с благодарностью и удовольствием вспоминал самодеятельную оперу…
Симфонический оркестр Консерватории по своему исполнительскому уровню мог быть на третьем месте после двух филармонических. Он играл учебные репетиции и экзамены студентам-дирижерам в Малом зале, а вечером - спектакли в яме. Качество - в зависимости от того, кто в данный момент стоял на дирижерском подиуме.
Увы, со временем ЗКР стал походить на оркестр Консерватории; с середины 70-х многие оркестранты нашли себе работу в зарубежных оркестрах, на смену им пришли музыканты студии. Но.. "проходит все" - и настал "духовный Чернобыль"…

Публикация: 26-07-2003
Просмотров: 2980
Категория: Статьи
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.