ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Оперетта - волшебная сказка суровых будней...#2

Возвратимся к театральным будням Петербурга-Ленинграда. Воробьев, блистательно начав свою жизнь в музыкальном театре с постановки мюзикла, остался верен своей первой любви на всю оставшуюся жизнь. Он тяготеет к яркой сценической форме, нестандартным мизансценам, экспрессивной пластике. Абсолютно новаторской была его постановка спектакля под названием "Зримая песня" - театрализованная версия популярнейших советских песен, песен некоторых бардов. Эти две работы определили эстетические приоритеты режиссера в его будущей работе в Ленинградском театре Музыкальной Комедии. Кстати, обратите внимание на название театра. "Буржуазное" слово из прошлой жизни - "оперетта" - здесь стыдливо заменено новым, более "демократичным". Собственно, ведь мюзикл и переводится на наш родной язык как музыкальная комедия. Но в советских условиях музыкальная комедия стала особым жанром, отражающим специфику идеологических установок "победившего социализма". Потэтому сам жанр-основоположник "легкого" развлекательного музыкального театра оказался на задворках в своем же собственном доме.
Свой дебют в музыкальном театре Воробьев начал с триумфа. Всех буквально ошеломил поставленный им мюзикл Колкера "Свадьба Кречинского". Это был спектакль бродвейского уровня. Он был поистине синтетичен в единстве драматической игры актеров, их вокализации и танцевально-пластического рисунка ролей. У спектакля был заданный темпоритм, он не прерывался ни на мгновение благодаря жесткому сцеплению мизансцен. В нем актеры "жили", находясь в полной зависимости от нервно пульсирующих, непривычных ритмов. Необычным было появление трагической темы в театре Комедии. Зрители, априорно настроенные на развлечение, попадали в атмосферу классической авантюрной драмы с безысходным финалом. Спектакль пользовался заслуженной славой, был экранизирован и шел с неизменным аншлагом. Его успех подвигнул тот же авторский коллектив и на продолжение "мюзикализации" трилогии Сухово-Кобылина. Так родился новый спектакль-продолжение - "Дело". Он счастливо повторил творческие достижения своего предшественника. В том же ключе был поставлено и другое произведение Колкера, ставшего личным композитором театра, "Труффальдино" по комедии Гольдони "Слуга двух господ". Постановка была обречена на успех и долгую счастливую жизнь в театре. Так и произошло. В отличие от первых двух это была искрометно-веселая история, остроумно, легко и радостно разыгрываемая актерами. Все просто получали удовольствие от работы, что ныне - большая редкость.
Это был "театр в театре". Но под крышей того же старого здания на площади Искусств был еще один театр - классической оперетты. Его актерам надо было владеть академическим искусством вокала, уметь носить фраки и бальные платья, обладать безукоризненными манерами завсегдатаев салонов высшего света. Но самое главное, в классической оперетте по-прежнему царствовала Музыка, а служить ей было ой как нелегко!
Тому были и объективные причины. Вспомним: в незабвенные советские времена театры музыкальной комедии, по сравнению с оперными, находились на неоправданно низкой тарификационной категории. Отсюда и более низкие заработные платы у всех работников подобных театров, чем у их коллег по опере. А значит, хор и оркестр подобного театра меньше количественно и качественно, певцы с достойными вокальными данными постоянно "смотрят на сторону" и стремятся при первой же возможности сменить сцену музкомедии на оперную.
Ко времени моего появления в театре в составе артистов, "обслуживающих" классический репертуар, было немало проблем. "Прим" было всего две. Они подменяли друг дружку не без ревнивого соперничества. Людмила Федотова была несколько старше своих героинь. Она прекрасно выглядела на сцене. Высокая, эффектная блондинка была яркой Сильвой, Ганной Главари, роковой Нинон в "Фиалке Монмантра". Но время было к ней безжалостно. С каждым сезоном преодолевать высокую тесситуру становилось все сложнее. И это было слышно.
Валентина Свиридова была не менее красива и несколько моложе своей соперницы. У нее было красивое сопрано, достаточно плотное по звучанию, но звук она формировала глубоко, и потому голос был недостаточно полетен. Очень хороша была Наташа Зейналова, но, когда пришли первые удачи, она уехала в Москву. Два героя-любовника также были хороши, но не безупречны. "Первый герой" театра Вячеслав Тимошин давно был общепризнанной звездой. Прекрасный актер, умница, обаятельный человек, он являлся великолепным мастером жанра. Ему не надо было играть, женщины его любили на сцене и в жизни, поэтому он на протяжении спектакля с легкостью овладевал сердцами женской половиной зала. Его тенор был менее интересен, чем внешность артиста, но он мастерски владел им, чем и обеспечил себе творческое долголетие. "Второй номер" театра, баритон Владимир Панков был добросовестным, музыкальным и профессиональным актером. С ним было приятно встречаться в спектакле, они был точен и выразителен.

Публикация: 28-08-2003
Просмотров: 1724
Категория: Статьи
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.