ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

МАРИЯ КАЛЛАС - МОЙ ВРАГ#16

Мехико, 1949. Премьера следует за премьерой. Вертер - опера романтическая, исполненная грусти. Второй акт требует большого драматизма, он труден для молодого оперного певца, но Беппо со всем пылом отдается этой опере. Его mezza voce приводят в неистовый восторгг мексиканцев, любящих такое овеянное романтической дымкой пение. Джузеппе - один из немногих теноров, чей голос выделяется не только красотой, но и мужественностью, что обычно не типично для тенора.
Последний акт оперы - с самоубийством - очень длинный, и Джузеппе не по душе бесконечный монолог, который приходится петь по мрачной просьбе бедной Шарлотты. Кроме всего прочего, его трудно запомнить. Чтобы облегчить свое существование на сцене, Беппо придумал небольшой трюк. Вертер после выстрела в сердце обычно падает на пол. Беппо решил упасть в кресло возле стола, на котором лежит раскрытая книга. Конечно, никто и не подозревает, что это ноты. Рыдая, Беппо незаметно перелистывал страницы и преспокойно читал все, что нужно. И лишь те, кто стоял в кулисах, понимали, что без такой уловки Ди Стефано не удалось бы достойно завершить свою роль.
Я же, посмотрев первый спектакль из зала, все остальные стою в кулисах, потому что мне интересно видеть происходящее на сцене вблизи. Когда все идет хорошо - прекрасно, но если возникает какая-то проблема, мне становится просто ужасно.
Наблюдая за мужем, я понемногу узнаю особенности его характера и личности. Раскрывается его физическая выносливость. Он силен, как бык. Еда и питье - его любимое занятие, но питье должно быть ограничено только минеральной водой, которую он любит очень-очень холодную. Меня удивляет, что он мало употребляет вина, ведь он же итальянец. А я, как и большинство американцев, большая любительница молока, поэтому Беппо с удовлетворением говорит, что за столом я не создаю ему проблем. Это тоже помогает нам жить в согласии.
Однако в ресторанах он всегда заказывает вино. Думаю, для того, чтобы люди не думали, будто он хочет на чем-то сэкономить. Самое любопытное в другом - чтобы не возвращать нетронутую бутылку, мне приходится выпить из нее хотя бы рюмку, и вот так я привыкаю к вину.
Мне кажется, слабое место у Беппо - нервы. Как и у всех певцов, это сказывается на голосе. Я сразу же замечаю, когда он нервничает.
Я постоянно нахожусь рядом с ним, и днем, и ночью, и всегда наблюдаю за ним, но так, что он не замечает. Перед началом спектакля обычно беру его руки в свои и отмечаю, в каком он состоянии. Если кисти холодные и влажные, значит, он нервничает, даже если внешне совсем спокоен. В нормальном состоянии ладони у него горячие и сухие.
Отмечаю, что жен артистов в театре недолюбливают, потому что они во все слишком вмешиваются во все и стараются настоять на своем. Я же весьма охотно готова держаться в стороне. Стараюсь посещать только генеральные репетиции, на случай, если Беппо что-нибудь понадобится, ну, и посмотреть, все ли в порядке с гримом и костюмом.

Мехико, 1949. Состоялась, наконец, премьера последней оперы, которую он должен был петь по контракту. Это Севильский цирюльник. Партия графа Альмавивы намного сложнее и с музыкальной, и с вокальной стороны. В опере много арий с фиоритурами, каденциями и прочими виртуозными элементами, типичными для Россини, с которыми Джузеппе еще не совсем освоился, а кроме того, слова, слова, слова - море слов - которые нужно произносить с невероятной скоростью, что очень трудно сделать. К тому же и ансамбли требуют множества изнурительных репетиций.
Дон Базилио - Чезаре Сьепи. Он вырос в Милане и пел в том же хоре, где и Беппо.
Среди исполнителей, а это Симионато, Сьепи, Вальденго, Маскерини и один американский бас, Джузеппе - единственный дебютант в Севильском цирюльнике. Что опера это по-настоящему жизнерадостная, известно, но с Джузеппе, без конца все путавшим, вечер получился еще и очень веселым.
Кроме двух арий в первом акте, которые исполнял божественный граф Альмавива со своими mezza voce, все остальное с чисто музыкальной точки зрения могло бы обернуться почти провалом, если б не обилие сценического действия.
Репетиций было мало, подготовки недостаточно, и в целом спектакль был слеплен кое-как.
Думаю, никогда еще не случалось на оперной сцене такого вавилонского столпотворения. Беппо вынудил запутываться и ошибаться всех исполнителей. Думаю, что большая часть публики ничего не заметила, поскольку ситуации, какие создавал Беппо, отвлекали и заставляли смеяться. Конечно, все происходившее было двумя часами кошмара для его коллег, которые, я уверена никогда не забудут этот спектакль с таким множеством ошибок, на ходу придуманных фраз и совершенно новых мизансцен. Думаю, ни один граф Альмавива никогда не играл в Севильском Цирюльнике настолько важную роль.
Критика писала, что публика присутствовала на "занимательнейшем представлении, с новым блистательным Альмавивой в исполнении Ди Стефано" и надеется в будущем услышать его "в этой партии без купюр". Короче говоря, его не отругали в прессе только… потому, что Ди Стефано - это Ди Стефано.
И все же подобные спектакли-exploit были для меня откровением, и я еще больше начала гордиться, что была женой такого талантливого артиста. У меня все основания считать себя счастливой. Нам преподносят фантастические подарки. В городе создан "Клуб Джузеппе Ди Стефано", президентом которого стала Эмма Рольдан, наполовину индианка, очень известная в Центральной Америке актриса. Она окружает нас невероятным вниманием. Начинаю любить Мехико, а когда подумаю, что через несколько недель придется покинуть его, сердце сжимается от жалости.
Вот уже несколько дней мне нездоровится. Утром тошнит, хочется какой-то особенной еды. Не беременна ли я?

Публикация: 4-01-2003
Просмотров: 2733
Категория: Мария Каллас
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.