ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

МАРИЯ КАЛЛАС - МОЙ ВРАГ#8

Сентябрь 1948. После первого шока мой отец пришел в себя и научился мириться с новой ситуацией. Думаю, он начинает любить будущего зятя и, конечно, станет его самым страстным поклонником. Теперь, когда все знают, что я невеста Джузеппе, постоянно сижу в театре, слушая его, в партере или в ложе. Скоро он ненадолго расстанется со мной, потому что ему надо ехать в Рио де Жанейро. Там он встретится с Беньямино Джильи. Он говорит, что великий итальянский тенор уже на закате своей славной карьеры. А сам Джузеппе очень недоволен раздутой рекламной кампанией, сопровождающей его прибытие, - его представляют "новой звездой" оперного театра. Джузеппе считает, что такое восхваление его персоны неуважительно для великого Джильи, и сказал, что хочет принести ему извинения за весь этот шум, устроенный вокруг собственного имени. Восхищаюсь тактичностью Беппо, еще и поэтому с каждым днем все больше люблю его.

Октябрь 1948. Наконец Беппо вернулся из Рио де Жанейро и из Мехико, где заключил необыкновенный контракт - на 2 000 долларов, не более и не менее, с театром "Беллас Артес". Весь следующий сезон он будет петь там новые оперы, которые предстоит выучить.
Его Риголетто в Рио прошло триумфально. Ему пришлось трижды повторить песенку Герцога "La donna e mobile".
Сегодня вечером Беппо пригласил меня на ужин вместе с супругами Монтесанто и Пеша. Он сказал, что для этого есть особый повод, а для меня - сюрприз. Очень волнуюсь. Что бы это могло быть?Октябрь. Отправились в небольшой ресторан на 48-ой улице. В конце ужина Беппо достал из кармана небольшую коробочку и вложил мне в руки. Я раскрыла ее и онемела от удивления. Кольцо. Совершенно изумительное. Никогда не видела такого огромного солитера. Как всегда искренне, Беппо признался, что купил его в Рио, просто по случаю. Тенор Крими, итальянец, старый друг и коллега Энрико Карузо, продавал его. И он подумал, что стоит, наверное, приобрести за небольшую цену такой необыкновенный солитер.
Глаза мои сверкали от радости. Мы ехали домой в машине, и Беппо тоже сиял, видя, как я счастлива.
Когда я вернулась домой, мне хотелось всех разбудить. Вошла на цыпочках в комнату бабушки, думая, что та спит. Но она никогда не засыпала, пока я не вернусь домой. Бабушка окликнула меня, и я бросилась к ней, включила лампу на тумбочке.
- Бабушка, смотри, какое кольцо мне подарил Джузеппе! Теперь наше обручение уже стало официальным.
Ее глаза светились ярче моего солитера. Она очень любит Джузеппе и хотела бы, чтобы мы как можно скорее обвенчались. Бабушка сказала, что, когда обручение длится слишком долго, люди обычно расстаются. Но в то же время убеждена, что и спешить с браком не следует. У Беппо теперь множество контрактов, и в будущем его ждет блистательная карьера.Ноябрь 1948. Мы с Беппо были в гостях у семьи Джимма-Албанезе. Я познакомилась с самой важной особой в оперном мире - с Личией Албанзе и ее мужем Джо Джимма, крупным брокером на Уолл-Стрите. Этот человек любит артистов. Как настоящий итало-американец, он с охотой помогает итальянским артистам в Нью-Йорке. Вместе с женой он принимает в своем доме самых известных представителей оперного мира.
В прошлый раз там были Эцио Пинца, Джузеппе Де Лука, Роза Понсел, Ферруччо Тальявини, Биду Сайяхо, Джузеппе Данизе и многие другие видные люди.
Это совершенно новый для меня мир. Присутствовали очень многие из 400 jet set Нью-Йорка. Джузеппе и маэстро Пеша говорят, что в Соединенных Штатах театры не субсидируются государством, и их поддерживают частные лица, которые потом освобождаются от налогов на те суммы, какие они тратят на поддержку оперы. Я не очень во всем этом разбираюсь. Но конечно, замечаю, что артисты весьма почтительно относятся к своим меценатам. Последнее время все чаще оказываюсь в таких, совершенно новых для меня кругах. Джузеппе представляет меня теперь как свою будущую жену, и конечно, именно поэтому приглашения присылают прямо мне. Возникла проблема нарядов. Что надеть?
Прошлый раз, например, нас пригласили на Пятую Авеню в гости к Джиму Донахью, породнившемуся с Барбарой Хьюттон. Там оказались также Джузеппе Де Лука и Личия Албанезе.
Беппо заехал за мной в студию маэстро Пеша и повез в магазины на Медисон Авеню в поисках подходящего вечернего туалета. В одной витрине я увидела красивое красное платье с глубоким вырезом. Беппо оно тоже понравилось. и он купил его даже без примерки. Когда же увидел меня в этом платье, сказал что я выгляжу, как принцесса. А я и в самом деле чувствовала себя принцессой. Ноябрь. Необыкновенной красоты особняк. Нас встретил дворецкий. Вестибюль заполнен восточными вазами и украшениями, устлан огромными коврами, повсюду множество цветов. Никогда еще не видела такого великолепного дома, разве что в кино. Но кино черно-белое, а тут все так необычайно красочно, множество слуг и служанок, шампанское, коктейль, напитки и невероятное количество гостей. В Бронксе, где я живу, некоторые семьи могут позволить себе разве что домработницу, приходящую на несколько часов провести самую трудоемкую уборку. Но не у всех есть такие помощницы, и у нас, конечно, тоже нет.
За столом меня поместили возле очень красивого мужчины. Он вежливо отодвинул мой стул, чтобы мне было удобнее сесть. Наверное у меня было совсем испуганное лицо, потому что Беппо, взглянув на меня, улыбнулся и жестом дал понять, что ничего не надо бояться. Жест этот никогда не забуду.
Стол был украшен серебряными канделябрами с зажженными свечами. Возле каждой тарелки лежало множество приборов. Бог мой, что делать со всеми этими вилками, ножами и ложками?
Перед каждым из гостей стояло пять бокалов. Какой нужно взять первым? Я даже вся потом покрылась, так мне стало не по себе от всех этих проблем.
Мой сосед оказался ужасно разговорчивым. Его звали Эрих Мария Ремарк, известный писатель. К счастью, я могла поддержать разговор о музыке и театре. И потом внимательно следила, как он обращается со всеми этими приборами.
После ужина я подошла к Беппо, и он горячо заверил меня, что я очень быстро привыкну к такой жизни.
Самый изумительный момент настал, когда синьору Албанезе и Джузеппе попросили выступить под аккомпанемент рояля. Они исполнили дуэт "Brindisi" из Травиаты. Потом Джузеппе спел "Core 'ngrato", неаполитанскую песню, от которой у меня слезы выступили на глазах.
Джузеппе Де Лука, когда Беппо закончил, поднялся и произнес:
- Молодец! Напоминаешь мне Энрико Карузо. Люблю тебя!
Он обнял его и поцеловал. Этот баритон даже в свои семьдесят лет, выступая в концертах, все еще умеет показать, каким он был великим певцом.
Для меня же самый чудесный момент настал, когда Беппо, провожая домой, сказал, что гордится мною и все сильнее любит меня.

Публикация: 11-01-2003
Просмотров: 5450
Категория: Мария Каллас
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.