ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

ГЛАВА 8. "ЧТО МНЕ ТОГДА ПРИКАЖЕТЕ ЕСТЬ?"

Я пел в это время в "Метрополитен", театр отправился на гастроли, и в эти дни мы как раз находились в Бостоне в штате Массачусетс. Поэтому мне приходилось ездить из Бостона в Нью-Йорк и обратно. Маэстро был очень недоволен этим, но, понимая, что вина тут не моя, ни слова не сказал по этому поводу.
Я же со своей стороны старался поберечь голос всеми силами, потому что хотел, чтобы к исполнению Фальстафа голос у меня был отдохнувший, и на репетиции, которая предшествовала генеральной, решил петь вполголоса и немного отдохнуть. Я ни за что не стал бы петь в полную силу. Однако перед началом репетиции я пошел к маэстро и сказал:
- Маэстро, если позволите, я бы хотел сегодня немного поберечь голос, потому что завтра у меня спектакль в Бостоне, а послезавтра генеральная репетиция Фальстафа, а на следующий день трансляция...
Тосканини с удивлением посмотрел на меня, явно занервничал, потом сказал:
- Ты всегда только об этом и думаешь, чтобы поберечь что-нибудь...
Я не стал отвечать ему и отправился на свое место на сцене, напротив маэстро. А сам про себя думал: "Сегодня это добром не кончится".

Репетиция началась, но вскоре маэстро прервал ее и потребовал:
- Все сначала!

Я же между тем пел и в то же время словно не пел, то есть пел вполголоса, а когда видел, что маэстро занят оркестром или отвлечен еще чем-то, вообще едва намечал звук.
Спели первый акт, и все было хорошо. Маэстро вроде бы был доволен, но я чувствовал, что гроза приближается. Я слишком хорошо знал маэстро... При малейшей ошибке он набросится на меня!
И действительно, вскоре настал роковой момент. В дуэте с Фордом на фразе "Те lo cornifico netto netto" маэстро внезапно вскипел чудовищным гневом, разразился какими-то непонятными ругательствами и закричал:
- Постыдился бы! Лучше б ты вообще отказался от исполнения, чем все время беречь себя!
Я ответил:
- А что мне тогда прикажете есть?
Недостойна была, конечно, эта моя реакция и тем более в такой грубой и, наверное, обидной форме... Но я хотел только оправдаться, потому что если бы я не пел в "Метрополитен", то лишился бы средств к существованию, и выразить это иными словами мне в тот момент не удалось!

Лучше бы я никогда не произносил эти слова! Маэстро обрушил на меня все самые крепкие ругательства из своего репертуара, закончив так:
- ...и еще без конца повторяет это пошлое слово - есть... есть... И предпочитаете портить из-за этого свою певческую репутацию. Стыд! Позор!

Этот диалог происходил на глазах у всей публики, состоявшей в основном из американцев, которые, услышав фразу "А что мне тогда прикажете есть?", решили, будто я сказал маэстро, что хочу идти есть. Таким образом эпизод приобрел забавный оттенок, и все это оказалось записано на пластинку, которая потом продавалась в США на черном рынке по пять долларов за штуку!

У меня есть эта пластинка, и каждый раз, слушая ее, я с прежним волнением переживаю эту сцену, которая закончилась, слава богу, благополучно благодаря одной смешной реплике. Вот как это было.

Маэстро, продолжая возмущаться моим поведением, в какой-то момент обрушился на меня со словами "Прежде всего..." и очевидно хотел сказать дальше "надо думать о том, чтобы не ударить и грязь лицом". Но он не успел закончить фразу, потому что оркестр, услышав слова "Прежде всего..." - а эти слова звучат и в партии Фальстафа, - решил, что маэстро дает вступление, и в свою очередь решительно заиграл, я тоже не растерялся и запел свою партию - "Senza complimenti accetto il sacco..."
Маэстро на мгновение опешил от удивления, потом сразу же сообразил, в чем дело, пошел за оркестром и тотчас взял его в свои руки!

Все это сразу же изменило его настроение, лицо его посветлело, он взглянул на меня, и я понял, что от недавнего гнева не осталось и следа... Мы продолжали репетицию. Все прошло хорошо. Тосканини уже все забыл.

В тот же вечер Де Лука, который присутствовал на репетиции, пришел ко мне и сказал:
- А знаешь, у тебя, оказывается, немало смелости! Отвечаешь маэстро как простому смертному! Однако, - продолжал он, - ты правильно сделал, что поберег голос для исполнения.

Де Лука очень хорошо знал характер Тосканини. Он рассказал, что однажды во время спектакля "Баттерфляй" он по рассеянности забыл спеть фразу "О allegro cinguettar di gioventu". После первого акта Тосканини велел позвать его, но певец, понимая, что его ждет, спрятался. Он понимал, что хотя ошибка была и незначительная, Тосканини не так-то легко простит ее. И действительно, когда маэстро все-таки сумел добраться до него, он сказал:
- Пусть тебе будет стыдно и не смотри больше мне в глаза!

Однажды мы ужинали в Ривердейле у Тосканини. Была дружеская, сердечная обстановка. Тосканини, вспоминая былое, сказал Де Лука:
- А ты тоже помалкивай. Я ведь прекрасно помню, сколько ты делал ошибок. В "Баттерфляй", например, ты как ни в чем не бывало пропустил фразу "О allegro finguettar di gioventu". Я готов был убить тебя! - продолжал Тосканини. - Твое счастье, что ты вовремя смылся...

Тут Мартинелли рассмеялся оттого, что Тосканини упрекал Де Луку спустя столько лет. Тосканини взглянул на Мартинелли и сказал:
- Не смейся над ним, у тебя ведь тоже рыльце в пушку.
Я опасался, что после этой перепалки на репетиции маэстро будет сердиться на меня, однако он ни разу больше не вспомнил об этом, и я тоже, разумеется.
 
Компактный на вид автомобиль шкода Фабия продолжает становиться излюбленным средством передвижения все большего количество людей. Сотни тысяч сердец завоевала эта машина, и популярность эта вполне обоснована. Обновленная шкода Фабия является второй генерацией этой популярнейшей модели знаменитого концерна. Она очень функциональна, имеет стильный современный дизайн, в любом путешествии станет вашим верным и надежным другом! 

Публикация: 9-02-2006
Просмотров: 2592
Категория: Я пел с Тосканини
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.