ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

УТРО

Петербургское утро… Мало на свете художников, кто мог бы изобразить его; нет мастеров, способных замесить на палитре эту слизь из мглы, мелко моросящего дождя и тумана; нет таких, кто может небрежным жестом размазать по палитре время – ведь петербургское утро почти не имеет границ, растягиваясь (или замирая?) с шести утра до полудня… 

Маленький мальчик идёт, вздрагивая, по узкому и неровному тротуару Петроградской стороны. Он думает о том, что где-то там такой художник, конечно же, есть – ибо мальчик видит, как, смоченные дождём, опухают мрачные стены, и то здесь, то там – невидимая кисть наносит иной акварельный мазок в коричнево-серой гамме, немедленно расплывающийся по покрытым мелкой сеткой трещин-морщин, слезящимся фасадам домов. Незримый живописец творит: в старинной раме окна (где мальчик разглядел висящую под лепным потолком древнюю люстру с цепями и бронзовыми противовесами) откуда-то изнутри вдруг наносится сильный и точный мазок, мгновенно залепивший окно голубовато-белёсым исподом шторы…

Мальчик идёт, частым помаргиванием сгоняя с ресниц капли дождя. Смутные двухмерные тени мелькают вдоль тротуаров; якобы куда-то стремящиеся, а на деле не имеющие временнoй перспективы, они существуют только здесь и только сейчас, только лишь в пространстве твоего взгляда – и исчезают, как только ты отвёл глаза.

Особняком плывёт по тротуару старая дама: древнее, истёртое по всем швам длинное пальто, отороченное по верху тем, что когда-то было лисой – объедки пиршества моли… Старинные сапожки, безбожно полопавшиеся и повсюду грубо, через край, зашитые от руки, переставляются по асфальту с большим трудом.

Это – Ленинград, всё ещё хранящий ароматы Петербурга. Скоро аморфные останки старины испарятся совсем, и город окончательно превратится в пованивающий портянкой пролетарский мегаполис – и тут же вновь обретёт своё полузабытое имя. Маятник качается; время остановилось. Согбённая старая дама несёт все признаки несгорбившегося благородства; из-под поломанной вуали прямой и честный взгляд – взгляд помертвевших глаз. «Она мертва, а тайны не узнал я!» – вздрагивает мальчик. Старая графиня, подмигнув, исчезает – навсегда, с мясом вырванная из истории.

«С мясом, с рисом, с яйцом! Горя-ячие пирожки!» - на фоне питерских привидений вдруг возникает розовое лицо. От тележки с пирожками валит вкусный пар. Молодая, пышная девушка с белозубой улыбкой, яркими зелёными глазами и пунцовыми губами предлагает свой товар. Мальчик нашаривает в кармане одиннадцать копеек, облепленные крошками от давнишнего сухарика, и покупает тот, что подешевле: ему холодно и хочется есть. Бери парочку! – подмигивая, улыбается девушка, принимая в горячую ладошку мелочь из его холодных пальцев. Приехала из деревни. Ищет счастья. Выйдет замуж. – кусочек совсем другой истории; случайная страница, прибитая дождём к перекрёстку, потрепетав мгновение, тут же срывается и уносится очередным порывом ветра; уносится безвозвратно. Вновь по сторонам лишь морось да серовато-деловитые привидения. Мальчика бьёт дрожь; он очень легко одет. Наконец, он выходит к Петропавловской крепости. Отсюда остаётся идти уже совсем немного.

Набравшись мужества, он подставляет лицо противному и холодному моросящему дождю, устремляя взор в небо. Но ангел на шпиле Петропавловского собора остаётся невидимым для всех: мальчику – из-за мглы и тумана, а остальные просто никогда не поднимают глаз.

Не отирая уже дождевой влаги с лица, мальчик, прерывисто вздохнув, поправляет ранец и отправляется дальше. На правом ботинке шнурок почти совсем развязался, и теперь при каждом шаге металлический кончик его, совершая стремительные облёты по полуокружности, ритмически постукивает то по одному, то по другому ботинку: ток-тук… ток-тук…

Увлечённый этой игрой, мальчик вдруг совершенно неожиданно, всем телом, врезается в бесформенную, но могучую груду влажного искусственного меха. Отлетев от шубы на два-три шага, мальчик постепенно начинает прислушиваться.

- Наплодили здесь, понимаешь!.. – басовито, но с визгливыми нотками орёт Злая Тётка, проявившаяся вдруг, из общей уличной серости, с вызывающе-яркой неотвратимостью кошмара. - Шляются тут, подонки малолетние!.. - Обведённый помадой дурного морковно-свекольного цвета, рот Злобной Тётки скорострельно плюётся ругательствами и проклятиями со сноровкой хорошего пулемёта. – …И что из такой вот шпаны может вырасти, скажите на милость?!. – тук-тук-тук-тук! – шнурок вдруг застучал часто-часто: мальчик почти бегом удаляется от Тётки на безопасное расстояние.

И почему эта тётка обозвала его шпаной? – обиженно вспоминает мальчик, переведя дух и продолжая свой путь. А в самом деле: что из такого вот может вырасти? – задумывается он… Наверное, он станет капитаном. Его клипер (ведь понятно, что топливо на Земле скоро кончится, и люди вновь вернутся к парусным судам!) будет бороздить моря и океаны; он будет брать выгодные фрахты и перевозить чай, хлопок и шерсть; о самом быстром и красивом судне, о его лихом и надёжном капитане пойдут легенды во всех концах света … Он будет отважен, смел и справедлив – и матросы будут любить его беззаветно… В каждой портовой таверне вслед будет слышен восхищённый шёпот: «Надо же, какой молодой!» - (в мечтах своих мальчик никогда не становился старше, оставаясь таким же, как он есть)… Среди спасённых им в страшную бурю с тонущего пароходика оказывается юная Красавица. Он, без размышлений, предоставляет в её распоряжение свою капитанскую каюту. «Неужели всё это – ваши работы»? – зачарованно спросит она, надолго задерживаясь у мольберта или у висящих на переборках холстов. «Я никогда не думала, что моряки способны на подобное… Вы – не такой, как все!»…
Замечтавшись, мальчик чуть было не прошёл мимо нужной парадной. С трудом приотворив тяжеленную дверь, покрытую многочисленными слоями рыжей краски, мальчик проскальзывает внутрь и поднимается на второй этаж.

…Опять не пошёл в школу! – сокрушается бабушка. – Ну что я родителям скажу?.. А на себя посмотри: весь мокрый; задрогший!.. Наказание ты моё Господне!

Мальчик сидит у старинного дубового стола и, отдуваясь, прихлёбывает ужасно горячий чай. Бабушка, открыв стенной шкаф, достаёт перевязанную пергаментной бумагой банку с вареньем. («Бабушка богатая!» – решает про себя мальчик, увидав мельком в шкафу стройные ряды банок с вареньем ).
– …Видали: «не нравится» ему в школе! Ну, а как же ты дальше жить будешь?! – не унимается бабушка. – Ведь у тебя впереди ещё вся жизнь!..
- Да... – подумав, обречённо и тяжело вздыхает мальчик, запуская серебряную ложечку в хрустальную вазочку с вареньем; – ещё целая жизнь…

© Copyright Kirill Veselago. All rights reserved. Все права на текст принадлежат автору, Кириллу Веселаго. Любое воспроизведение ни в полном, ни во фрагментарном виде без согласия с автором запрещено и защищается международными законами и соответствующими законами РФ.
 

Если для вас рок музыка - это отличная возможность не просто послушать ее, но и проникнуться философией, которую вам пытаются донести ваши любимые исполнители, то для вас достаточно просто зайти на наш сайт, где вы сможете получить доступ к очень большой аудиотеке, к обширной библиотеке знаний, хорошим новостям и многому другому, что наполняет мир рок музыки и делает его полностью совершенным, так что мы ждем вас на нашем сайте!

Публикация: 5-04-2000
Просмотров: 1887
Категория: Литература
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.