ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Дверь открыла мама. Лешка заметил, что она будто меньше ростом стала, как усохла - cовсем седая... - "Сынок!..." - и к нему на грудь, едва доставая головой до небритого подбородка... И вспомнилось, как - давно-давно! - мама брала его с собой на работу, а он семенил за ней, едва поспевая своими маленькими ножками, по такому интересному-волшебному-огромному миру мокрого асфальта, яркого солнца, блестящих машин и больших, куда-то спешащих ног - и все канючил: "Ма-ма! Я не могу так быстро!..."

А в коридор уже выбежала Наташка: хотела что-то сказать, да так и застыла с поднесенными к лицу руками: замерла у зеркала, спиной прислонилась, и лишь смотрит своими огромными глазами, не проронив ни слова... - "Сынок!... Господи!.. Вернулся!.." - мать заплакала... - "Ну, ладно, мам; чего ты!.." - он ее неуклюже как-то обнял, а у самого тоже - ком в горле... Бутылку на стол: - "погоди, тут же у нас в морозилке есть," - мама!.. - "Все берегла... Да дай хоть на стол чего собрать!..."

Э, нет: сначала выпьем, а закусить и после второй можно...

И - к телефону... Мать в другой бы раз помрачнела, надулась: но тут - ничего...

"Папа... Я... Я вернулся..." А он, всегда сдержанный такой: "Я очень рад... Рад тебя слышать..." - и вдруг, дрогнувшим голосом: - "Спасибо, что позвонил, сынок..."

...Под душем плескался, казалось, целую вечность: горячий, прохладный, опять горячий... И - к столу...

Помолчали... Выпили, не чокаясь... А потом уже и веселее стало, музычку хорошую, для фона так, включили: сосед, дядя Вася-ветеран, пришел... Под домашнюю, под обильную закусь-то, хмель медленный, тягучий, приятный такой: далеко-о-о за полночь посидели...

Уже ночью Наташка вдруг разревелась... - "Да ты чего? Ты чего, дурашка? Я же здесь..." - "Лешка, милый!...... Я так ждала... так верила... А как "Новости" по телеку, так мы с матерью, не сговариваясь... Страшно так! Обнимемся потом, ревем, утешаем друг дружку..."

Обнял он Наташку, потихоньку успокоилась она; заснула... А он вспомнил, что в самую их первую ночь она так вот точно и уснула, у него на плече: тихо так, покойно, доверчиво... Он домой пришел и бухнул с порога: "Мама, я женюсь!" - вот ведь подарочек от единственного сыночка; только восемнадцать исполнилось... Но мама ничего не сказала; только головой покачала... А Наташку приняла, как родную: что бы там про свекровь не говорили, но у них случай, видать, особый вышел - зажили хорошо и дружно...

...А потом и сам он заснул; сладко так, крепко: без обмундерки, да после баньки и хорошего застолья с водочкой, с любимой женой в обнимку - так и сон какой! Ну, было6 пару раз крепко вздрогнул он во сне - но тут же засыпал снова... И дрых на следующий день часов до двух, не меньше...

Мысль эта, такая долгая, такая подробная, такая хорошая, длилась, наверное, тысячную долю секунды - да и то, уже как-то больше сама по себе: потому что в это же самое мгновение вакуумная бомба, сброшенная пьяным и перепуганным пилотом точнехонько на своих, ахнула дьявольским громом метрах в десяти от Лешки - и, кроме сполоха тягучих темно-красных брызг, да чудом уцелевшей металлической пуговицы, от него больше ничего не осталось...

© Kirill Veselago, 1994. All rights reserved.
Все права на текст принадлежат автору, Кириллу Веселаго. Любое воспроизведение ни в полном, ни во фрагментарном виде без согласия с автором запрещено и защищается международными законами и соответствующими законами РФ.

Публикация: 28-05-1994
Просмотров: 2671
Категория: Литература
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.