ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Завершенность звуковой линии

В романсах Н. Римского-Корсакова М. Литвиненко-Вольгемут мастерски подчеркивала спокойную и ясную кантилену, скульптурную завершенность звуковой линии, благородную сдержанность эмоций. В то же время задушевным теплом был согрет в ее исполнении романс «О чем в тиши ночей», «Восточный романс», «Не ветер, вея с высоты».

С большим вниманием относилась певица к музыкальному и поэтическому тексту произведений. На своих нотных экземплярах романсов, часто аккуратно переписанных ею, Мария Ивановна ставила лишь знаки дыхания, дополнительные лиги, динамические штрихи и оттенки. Только в некоторых произведениях, написанных от имени мужчины, она позволяла себе менять мужской род на женский (например, в «Серенаде» Я. Стенового, вместо «Люба схилилась, питає», Мария Ивановна пела «Любий схилився, питає» и др.).

В редких случаях певица меняла не только поэтический текст, но и нотный, чтобы  как можно полнее   донести до слушателя авторский замысел произведения, выходя из собственной идейно-образной его трактовки. Запись романса А. Рубинштейна «Ночь» в исполнении М. Литвиненко-Вольгемут дает возможность сравнить ее интерпретацию с общепринятыми трактовками этого произведения. Обычно этот романс наполняют страстной взволнованностью или (как у А. Неждановой) элегическим воспоминанием о давно пережитом чувстве. У М. Литвиненко-Вольгемут он звучал трогательно и поэтично, как искреннее и радостное признание самой себе в большой первой любви (эмоциональное состояние героини напоминают чувства, охватившие Лизу в ариозо «О слушай, ночь...» во второй картине «Пиковой дамы»).

Публикация: 10-10-2010
Просмотров: 3204
Категория: Персоналии
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.