ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Ритм для Чайковского

Ритм для Чайковского не измерительный прибор музыки, а ее сердце». Это точное определение ярко подтверждало блестящее исполнение М. Литвиненко-Вольгемут сцены возле Зимней канавки (6 картина), где образ Лизы достигал подлинно трагедийного звучания. Композитор Б. Яновский, рецензируя харьковский спектакль 1924 года, писал, что «в музыкальном отношении надо приветствовать оживление [темпов], сделанное Штейнбергом. Литвиненко-Вольгемут очень музыкально проводит свою партию и радует превосходной вокальной фразой».

В первой постановке «Пиковой дамы» на украинской советской сцене в 1926 году в Харькове критика дала высокую оценку именно исполнительскому мастерству певицы, особо отметив ее большой успех в 6-й картине: «Из исполнителей, прежде всего, отличается Литвиненко-Вольгемут, создавшая яркий правдивый образ Лизы. Особенно сильное художественное впечатление она произвела в сцене возле Зимней канавки (ариозо, потом дуэт с Германом)».

Напряженно-драматическая картина у Зимней канавки в интерпретации Литвиненко-Вольгемут стала также одной из эмоционально-психологических вершин киевской постановки 1939 года. Перед зрителями открывалась грустная картина поздней осени: первые снежинки кружились над пустынной набережной, едва освещенной уходящими вдаль фонарями. На этом фоне вырисовывалась одинокая фигура Лизы. Тревожно и взволнованно звучал речитатив: «Уж полночь близится, а Германа все нет...», в котором ощущалась глубокая скорбь, выраженная с благородной сдержанностью и душевной сосредоточенностью, присущими характеру ее героини.

Публикация: 10-10-2010
Просмотров: 3264
Категория: Персоналии
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.