ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

* СЕРГЕЙ ЛЕМЕШЕВ - АРИИ ИЗ ОПЕР *

Улетая из Питера, всегда покупаю в аэропорту кой-какие диски: традиция у меня такая. Во-первых, дёшево; во-вторых, часто можно купить то, чего на Западе надо долго искать… 

Одной из моих покупок и стал этот диск. Хотя на обложке и помещён портрет Лемешева запечатлeвший певца, похоже, в роли Герцога - диск скомпилирован сплошь из русских арий. Сразу отмечу, что обожателям Лемешева и застарелым "лемешисткам" эту рецензию читать, скорее всего, не следует…

Что отвращает меня в ариозо Ленского, когда его исполняет Лемешев? Да вот именно та слащавость в голосе, с которой у нас принято рассказывать анекдоты о гомосексуалистах. Причём вполне очевидно, что эта слащавость именно искусственная, специально культивируемая - она как бы подменяет Лемешеву (или служит синонимом) понятия "лирицизм", "лирика". Таким образом, у нас с Лемешевым просто разные понятия о культуре звука, об эстетике вокала. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что в этом отношении Лемешев был просто сыном своего времени: подобная эстетика была общепринята в те годы и в опере, и на эстраде: вспомним имена Соломона Хромченко, Александровича, и так далее… В "песне индийского гостя" - та же история: какой-то сластолюбец с набитым леденцами ртом… Вспоминаю эту же арию в исполнении Виргилиуса Норейки: какое благородство, какая утончённость фразировки и голосоведения! Сразу ясно: не "голубец" приехал в гости, а благородный дворянин "голубых кровей"…

Со Второй песней Алёши (Гречанинов, "Добрыня Никитич") - гораздо лучше: и страсть, и выразительность вдруг (наконец-то!) появляются. Может, разгадка в том, что - по форме, по своему материалу - это ариозо действительно очень близко к народной песне, и "пейзану"-Лемешеву уже не приходится "химичить" и "изображать" (в худшем смысле этого слова) некоего оперного персонажа? В Каватине князя ("Русалка" Даргомыжского) опять-таки, благородства - ноль; понятно, что это вовсе не князь, а крепостной крестьянин на барской сцене - однако, тем не менее, там возникает чистый, не манерный лиризм. Очень хорошая фразировка; продуманное и эффектное дыхание. В романсе Владимира ("Дубровский"), написанном всё сплошь на "переходе", Лемешев, к сожалению, сильно "придавливает" гортанью все ноты переходного диапазона (эту манеру пения, спустя годы, внедрил в массовое сознание Лучано Паваротти - но у "Биг Пава" голос хотя бы яркий, блестящий, "итальянский" - в отличие от матово-слащавого "народного" голоса Лемешева). И филировка в конце романса Дубровского не впечатляет и не захватывает дух, что говорится: такое впечатление, что это просто снятый с дыхания фальцет перед радиомикрофоном… Вообще, фальцетный регистр развит у Лемешева очень хорошо, но он им постоянно злоупотребляет.

Надо попутно заметить, что записи на диске (лейбл Great Hall, написано - "made in Russia", © & (p) MVT, 2000 - очередная полу-пиратская фирма?) отреставрированы крайне скверно. Все верхние ноты "трещат" так, как будто вы слушаете изрядно заезженный винил на 33 1/3 оборота. На диске также не указаны ни даты записей, ни дирижёр и оркестр, с которыми делалась запись - очень жаль (отмечено только, что записи 1926 - 1945 годов). В песне Левко Римского-Корсакова очень хочется похвалить дирижёра, например. Сплошь "русская" программа тоже изрядно надоедает: песня венецианского гостя, романс молодого цыгана, песня Левко, песня Торопки ("Аскольдова могила" Верстовского) вторая песня Баяна, песня певца за сценой - ну просто, как говорится, "лейся, песня!"
Ещё раз скажу - очень жаль, потому что - насколько я помню по виниловым записям, что лежат дома, в Питере, да по радиотрансляциям во времена оно - в западном репертуаре Лемешев брал верхние ноты, что называется, "на полную катушку" - на хорошем дыхании, безо всякой фальцетной "химии". (Я имею в виду, например, Герцога в "Риголетто" и Альмавиву в "Цирульнике").

Вторая песня Баяна - ну очень скверно! Это ведь не просто "песня"… К сожалению, Лемешев совершенно испохабил фразы: "Но недолог срок на земле певцу… Все бессмертные - в Небесах"… Крещендо в начале фразы было не наполнено мыслью вообще, а уж пол-литра мёда, что испустил тенор на слове "небесах", вообще оказались не к месту…

А "Песня певца за сценой"… Она ведь должна быть наполнена страстью! У Лемешева - всё та же конфетная лавка. Сравните с записью, например, Николая Печковского - и почувствуйте, как говорится, разницу…

Вы спросите, зачем же я купил этот диск? Не знаю; для коллекции, наверное. В конце концов, восемь долларов - не такие уж и большие деньги…

© Кирилл Веселаго.

При перепечатке просьба ссылаться на источник и ставить создателей сайта в известность.
  

Публикация: 26-04-2006
Просмотров: 2054
Категория: СиDи слушай
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.