ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Кто в "Теремочке" живёт"? - всё те же...

Кто в "Теремочке" живёт"? - всё те же...О "Терем-квартете" можно было бы легко сказать: "заняли свою нишу". Но… желающих угнездиться в этой нише было много; клонам "Терема" несть числа, и тем не менее - "Терем-квартет" как был один-единственный, так и остаётся. Вот уже двадцать лет. Когда "Терем" только возник, термина "кросс-овер" в России просто не существовало. Тем не менее, данное понятие к музыкантам отнести трудно: классика и фолк, Чайковский и Бетховен… Квартет остаётся верен себе: четыре виртуоза играют свои композиции - и ни по мастерству, ни по репертуару не имеют себе равных. По крайней мере, последние двадцать лет.

Поклонницы - а как же без них. Существуют целые клубы - в Москве, в Германии… "Делать им нечего!" - отмахиваются музыканты. Но ведь приятно?

– Конечно, поклонники - это всегда приятно. Как-то подошла к нам одна девушка, попросила автографы… А потом так восторженно и говорит: "Ещё моя бабушка ходила на ваши концерты!" Но особенно запомнилась нам одна дама, безумно любившая "Терем". Её муж на день рождения приготовил ей сюрприз: они сначала гуляли на пароходике, а потом с него сошли – как бы для того, чтобы в глухом лесу прогуляться. Ну а там, в "глухом лесу", была выстроена сцена, а на ней – мы.

– "Случайно в кустах оказался рояль"?

– Да, именно тот случай. Очень нам было приятно почувствовать себя таким "роялем"…

– Сейчас модно приглашать музыкантов на всякие "корпоративные вечеринки", приватные мероприятия. Наверняка ведь приглашают и вас – были какие-нибудь запомнившиеся события?

– Однажды пригласила нас некая фирма по проведению "особых мероприятий". Как выяснилось уже потом, "гуляли" какие-то русские олигархи. Но мы этого, разумеется, не знали. Прилетели в Шотландию, на самом севере там стоит какой-то замок: типа, чтобы вообще никто не мешал важным персонам отдыхать Там охрана, все подъезды контролируются... Но выяснилось, что фирма-организатор в качестве сюрприза для русских олигархов пригласила русскую же группу, "Терем-квартет". Никто ничего не знал - ни олигархи, ни мы, конечно. И вот - приехали в какую-то Шотландию, к чёрту на куличики. Играем. И вдруг - ностальгический вопль такой: "Ребята, а давайте "Беловежскую пущу!" В общем, стянули они нас с эстрады, Андрюшка взял баян… Перепели мы с ними всю, наверное, советскую эстраду семидесятых годов!

– А ещё на туманном Альбионе выступать доводилось?

– Да, играли мы в Лондоне, в каком-то навороченном арт-клубе. Там был съезд английских гинекологов, а главный королевский дерматолог очень нас любит, как выяснилось. Вот мы всем гинекологом Соединенного королевства и сыграли!

– Да что вы всё о гинекологах? – (Это в беседу вступил Миша Дзюдзе, арт-инструктор квартета, играющий на контрабас-балалайке). Лучше давайте расскажем, как мы выступили на юбилее компании "Люфтганза". Тут уже "корпоративнее" некуда!

– Да! (Слово вновь берёт Андрей Константинов, похоже - главный голос квартета. Как минимум - в общении с прессой). – Когда нас пригласили, мы уже были в гастрольном туре по Сибири. Мы отыграли концерт в Новосибирске, и тут же – в самолёт компании "Люфтганза". Летим во Франкфурт первым классом. В салоне - мы и мишина контрабас-балалайка. Выспались, утром нас встречает во Франкфурте девушка, в обход всех таможенных-паспортных контролей сажает в микроавтобус… У нас даже виз не было! Но штаб-квартира "Люфтганзы" во Франкфурте – это как бы "государство в государстве"; огромная территория – школы лётчиков и стюардов, культурный центр… Сыграли мы там концерт, потом улетели в Москву – сыграли концерт и там, а затем, тем же вечером – в Красноярск: продолжать свои сибирские гастроли.

– Если уж речь зашла о "корпоративных" концертах (вставляет своё веское слово баянист Андрей Смирнов – самый, как мне кажется, сентиментальный участник ансамбля) – то надо вспомнить и наш концерт в Церне! Это место фундаментальных исследований в ядерной физике. Там построен огромный циклотрон, ну а мы – мы играли физикам. Выступали, кстати, вместе с баритоном Володей Черновым. И вели с физиками потом большой разговор о лирике. В частности, они говорили: "сам механизм вставания волос дыбом нам понятен. Но почему "мурашки по коже" бегут именно на ваших концертах, и каким способом вы передаёте эту информацию, нам пока непонятно".

- Фестивали, корпоративные вечеринки, гастроли… А какой концерт вы могли бы назвать самым экзотичным в вашей жизни?

– Наверное, в Новой Зеландии. Там просто было страшно. Оказалось, что все гости и участники фестиваля (на который, к слову, нас позвали вполне добропорядочные англичане), должны были пройти какие-то местные обряды. А мы, после долгого перелёта из Европы, не сразу-то и поняли, что это – обряд. Почти голые мужики прутся на тебя с копьями, что-то воинственно выкрикивая, языки высовывают… Просто кошмар какой-то! И орут: "Теу-ва-ка, теу-ва-ка, теу-ва-ка!".

– А потом была лекция местного вождя, причём – на языке маори, – продолжает Миша Дзюдзе. – Лекция продолжалась часа два. Я настолько ошалел, что в какой-то момент просто начал громко и неприлично ржать. Тогда ко мне наклонился сосед-англичанин, и с уважением спросил: "А ты что, понимаешь их язык"?

– Самое ужасное (инициативу вновь берёт в свои руки Андрей Константинов), что после этого пришлось тереться носами. Всем и со всеми. Взгляд – глаза в глаза, потереться носом и тщательно обнюхать партнёра. Вот так. И только потом был обед.

Интервью подошло к концу, а мы совсем не поговорили о музыке. Но зачем о музыке говорить словами? "Наш жанр можно сравнить с голосом человека, который читает вслух и классику, и детективы, и научную фантастику, но тембр то один и тот же! Так и мы" – говорит один из них. "Я бы назвал наш стиль хулигански-интеллигентским, или наоборот: интеллигентски-хулиганским", добавляет второй. "Основная прелесть нашего ансамбля – в сочетании, на первый взгляд, несочетаемых вещей". "Мир наш целостен, как и наша музыка. А определение жанра – это сужение границ, а значит – и наших возможностей. Так что мы предпочитаем оставаться вне жанра. Мы играем любую музыку… Это очень близко к импровизации, и все же не импровизация".

Порой невозможно говорить о музыке словами. Особенно, когда речь идёт о таком уникальном явлении, как "Терем-квартет", которому уже исполнилось – страшно подумать! – двадцать лет.

© Кирилл Веселаго, 2006.


При перепечатке просьба ссылаться на источник и ставить создателей сайта в известность. Материал был опубликован в петербургском ежемесячнике "Пульс".

Публикация: 30-11-2006
Просмотров: 1738
Категория: Интервью
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.