ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

"Я только поднял пистолет..."

Седьмого октября – впервые в отремонтированном здании – оперная труппа Михайловского театра открыла 175-й сезон оперой Чайковского «Пиковая дама». 

Надо воздать должное г-ну Кехману: масштабы проведённых реставрационно-восстановительных работ и их качество не могут не впечатлить.

Зал буквально сияет, но без «самоварного блеска»: он оформлен в гамме терракоты и цвета слоновой кости с белым золотом. Художник Вячеслав Окунев нашёл в запасниках Театрального музея эскизы исторического занавеса, который и был бережно воссоздан. Отныне этот занавес станет одним из символов Михайловского театра. Напомним, что в здании площадью более 11 тысяч квадратных метров ремонт не проводился с 1950-х годов. Огромный комплекс работ, проведенных в театре под контролем КГИОП всего за четыре месяца, был выполнен целиком за счёт личных средств Кехмана и обошелся, как минимум, в 300 миллионов рублей.

Как оказалось, поменять что-то в творческой жизни театра оказалось более сложной задачей, чем отремонтировать здание: «Пиковая дама» на открытии сезона пошла в постановке Станислава Гаудасинского, отметившей в этом сезоне двадцатипятилетний юбилей. Как бы то ни было, сценография Семёна Пастуха по-прежнему эффектна и обаятельна. Чего никак не скажешь об исполнителе роли Германа Василии Спичко: вызывающе антимузыкальный, постоянно поющий «мимо нот», заботящийся лишь о «верхушках» тенор сопровождал своё пение набором провинциальных штампов, заменявших ему весь комплекс актёрской игры. Верхние ноты он брал, но радости публике это не приносило. В основном именно за счёт «усилий» г-на Спичко расползлись по интонации дуэт «Счастливый день» и квинтет «Мне страшно».

Исполнительница партии Лизы Мария Литке, обладающая резким и некрасивым голосом, крайне неуверенно исполнила свою партию. Она буквально «тормозила» всё действие, несмотря на все старания дирижёра хоть как-то подвинуть музыку вперёд. Она холодна (никакого «драйва» в сценах с Германом и у Канавки!); её сценическая выучка оставляет желать лучшего: сутулясь, г-жа Литке расхаживает по сцене, как случайно оказавшийся там человек.

Зато хорош был Николай Копылов в роли Томского (хоть и перепутал слова и пару раз неточно вступил в знаменитой Балладе). Очень достойно спела Полину Наталья Ярхова.

Из ролей второго плана безусловно хороши оказались Нина Романова (Гувернантка) и Сурин в исполнении Сергея Сафенина. Яна Коршикова, к сожалению, не обладает теми контральтовыми низами, которые необходимы для партии Миловзора. В равной степени как вокально, так и сценически неубедительно выступил Антон Пузанов в роли Златогора. Резкий, как стеклорез, характерный голос Виктора Лукьянова не вполне сочетался с партией Чекалинского, которая намного выигрышнее звучит в исполнении полноценного лирического тенора.

Великолепен был специально приглашённый Владимир Чернов в партии Елецкого: на сцене был именно князь, а не ряженый вокалист, как это, увы, происходит сплошь и рядом. Роль у него «сделана» уже очень давно, и знаменитая ария, спетая им слегка в «итальянской» манере, стала своеобразным мини-бенефисом певца.

Хотя, бесспорно, главной героиней в этот вечер была Елена Образцова в роли старой Графини. Жесты, мимика, каждое движение – всё рассчитано, всё выстроено до мельчайших деталей. Впрочем, об этом можно даже не упоминать: понятно, что примадонна, поющая эту партию на протяжении почти всей своей творческой жизни, отточила в ней каждый нюанс. Но какая сценическая харизма! Даже когда на протяжении долгого времени она не действует и не произносит ни слова, а на сцене происходит яркое действо («Пастораль»), от неё невозможно оторвать глаз.

А вот хор оставлял желать лучшего: его группы расходились и с оркестром, и между собой. Детский хор также звучал откровенно неряшливо. Приятно удивил оркестр под управлением Андрея Аниханова: за исключением нескольких мелких помарок (которые можно списать на недостаток репетиций в связи с ремонтом), оркестр звучал очень достойно. Порадовали темпы дирижёра и его внимание к солистам. И конечно, нельзя не сказать о том, как после ремонта изменилась акустика театра: оркестр стал звучать куда прозрачнее, из зала пропали «ямы», а солисты ясно слышны из любого места на сцене.

В целом спектакль, открывший сезон, произвёл весьма отрадное впечатление, а социальная значимость мероприятия была подчёркнута «тусовкой» в императорской ложе: когда по окончании спектакля публика в партере обратилась к выходу, то увидела там Валентину Матвиенко, Илью Клебанова, балетмейстера Владимира Васильева и ведущую новостей Первого канала Екатерину Андрееву (кто скрывался в глубине ложи, осталось неизвестным). Дальше произошло нечто вроде интерактивного общения: публика возгласами, жестами и аплодисментами приветствовала Матвиенко; губернатор в ответ махала ручкой и слала воздушные поцелуи. Все разошлись, довольные друг другом. 

Публикация: 10-10-2007
Просмотров: 1866
Категория: Рецензии
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.