ГЛАВНАЯ ОБМЕН БАННЕРАМИ ССЫЛКИ ССЫЛКИ НА МУЗЫКАЛЬНЫЕ САЙТЫ О ПРОЕКТЕ

Она хохотала

В первых числах ноября питерский театр Музыкальной комедии буквально осаждали толпы любителей оперетты: премьеру одного из лучших сочинений Легара - "Весёлой вдовы" - ожидали давно и с нетерпением. 

Говоря строго, это не совсем премьера, а перенос знаменитой будапештской постановки режиссёра Иштвана Каллаи на нашу сцену - с костюмами и декорациями будапештского театра. Ваш корреспондент посетил спектакль седьмого ноября.

Франц Легар получил известность в музыкальном мире после того, как увидели свет его пьесы для скрипки, песни, марши, вальсы (в том числе неувядаемый вальс "Золото и серебро") - но звёздный час Легара пробил, когда его новое произведение своими новизной, свежестью, изобретательностью и великолепием оркестровой партитуры открыло новую эпоху в истории венской оперетты. Это была, разумеется, оперетта "Веселая вдова".

Из мастеров поздней венской оперетты Легар, пожалуй, был самым ярким представителем этого жанра: его мелодическое дарование поистине неисчерпаемо, ритмический и гармонический язык отличаются калейдоскопичным разнообразием, а оркестровое письмо - эффектностью. Кроме венского и венгерского "национального колорита" в музыке Легар щедро использует парижские, русские, испанские, польские и даже китайские фольклорные элементы.

В венском "Театре ан дер Вин" сразу после премьеры эта оперетта выдержала 483 представления (немыслимая по тем временам цифра!), а число спектаклей за первые 50 лет сценической жизни произведения во всем мире достигло 60 тысяч. Немудрено, что для возобновления кассовых сборов и популярности театра в Питере администрация Музкомедии выбрала именно этот спектакль - и слава Богу, что в качестве режиссёра был выбран именно знаменитый венгр, а не новомодные ныне оперные "переосмысливатели" мирового наследия типа Чернякова или Бертмана - понятно, что классическая оперетта в их "прочтении" была бы неминуемо обречена на провал.

Постановка удалась. Она искромётна и легкомысленна - с той "опереточной" долей фривольности, что никогда не опускается до пошлости. Декорации изящны и эффектны, точно в контексте спектакля; "эффекта ради эффекта" там нет.

Вначале - о грустном. Главных героев в спектакле не оказалось: Татьяна Таранец в роли Ганны Главари демонстрировала сильный, но плохо управляемый голос, пропевая текст так, как будто во рту у неё был кусок обжигающе горячей котлеты - в оперетте это, конечно, просто недопустимо. А заметно пополневший Владимир Самсонов (граф Данило) как всегда, томил публику догадками о качестве своего вокала - его неприятный голос полностью скрывали от слушателей звуки оркестра. Артист был необыкновенно собой доволен, и при отсутствии иных достоинств это не могло не радовать.

Превосходен был г-н Никитенко в роли барона Зета, купался в роли Негуша Евгений Тиличеев, хороша была г-жа Забродина в роли Валентины; однако звёздой вечера стала Ольга Лозовая (Ольга) - ей и достались самые бурные овации.

Не знаю, воодушевление ли по поводу новой постановки или усилия венгерского балетмейстера Ласло Петё стали тому причиной - но балет был на высоте. Прекрасно звучал хор.

Что ещё более удивительно, оркестр достойно справлялся с далеко не простой партитурой; хорош был баланс. Но…
Легар родился в словацком городке Комаром, что ныне - в Венгрии. Учился в Чехии, а работал в Австрии - где и стал, по большому счёту, каноническим воплощением венской оперетты. Вот этого ощущения австро-венгерского коктейля, причудливой смеси разудалой цыганщины с жеманностью аристократических салонов Вены, на мой взгляд, и не хватило дирижёру Андрею Алексееву. Он прекрасный профессионал, и музыка у него лилась с русской задушевностью - этакая молочная река в кисельных берегах. Как будто венгерский гуляш приготовили, заменив красный перец-паприку сахарной пудрой. И основные продукты вроде все те, что надо - ан вкус не тот.

Честь и хвала театру Музкомедии, что привезли к нам эту замечательную будапештскую постановку - однако девяносто процентов успеха этой оперетты, бесспорно, заключается в музыке Легара, как бы не были прикольны разговорные диалоги. И в следующий раз, наверное, имеет смысл пригласить и такого дирижёра, который бы "спинным мозгом" чувствовал в вальсе отличие первой доли от третьей; умел бы легко синкопировать и заводить публику просто за счёт оркестровой партитуры, которая даёт к тому богатейшие возможности.

© Кирилл Веселаго, 2006.


При перепечатке просьба ссылаться на источник и ставить создателей сайта в известность. Материал (c сокращениями) был опубликован в петербургском еженедельнике "Город".

Публикация: 16-11-2006
Просмотров: 2909
Категория: Рецензии
Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.